?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: философия

Я во втором ряду над буковой "я".
603_900

Кто сегодня делает философию в России. Том III / Автор составитель А. С. Нилогов. - М.: ООО «Сам Полиграфист», 2015 - 736 с.: ил. ISBN 978-5-00077-142-6, ISBN 978-5-00077-143-3

Read more...Collapse )
В моей заметке "Материализм – это приживальщик науки" было такое предложение:
«Чтобы быстро и легко опровергнуть мысль моей записи всего лишь достаточно привести ряд собственных, не позаимствованных у науки, философских идей материализма.»

Уважаемый ddna (ссылка) в качестве таковых идей предложил несколько цитат из "Космология духа" Эвальда Ильенкова.
«...в материи в целом развитие в каждый конечный момент времени актуально завершено, в ней одновременно актуально осуществлены все ступени и формы ее необходимого развития. Взятая в целом, материя не развивается – она не может утратить ни на один миг ни одного из своих атрибутов, как не может обрести и ни одного нового атрибута.»
Первая цитата не имеет непосредственного отношения материализму: замените в ней слово "материя" на "мир", "идея", "дух" и получите мысль, распространенную в древнейших трансреальных восточных философских системах (Взятый в целом, [мир, дух] не развивается..). Это прямое заимствование.
«Как нет мышления без материи, так нет и материи без мышления.»
Опять же банальнейшее заимствование и даже не из философии, а из религии, когда некий абсолют объявляется основой всего, а потом констатируется, что нет нечто, без Абсолюта, а Абсолюта без нечто (Абсолют проявляется через нечто).
«...понимания мышления, мыслящей материи, как абсолютно высшей формы движения и развития. Мышление бесспорно, есть высший продукт всеобщего развития, есть высшая ступень организации взаимодействия, предел усложнения этой организации. Формы более высокоорганизованной, чем мыслящий мозг, не только не знает наука но и философия принципиально не может допустить даже в качестве возможного, ибо это допущение делает невозможной самое философию.»
А это вообще песня акына: вижу, что нет ничего сложнее и пою о том, что нет ничего сложнее. Вы точно уверены, что именно материализм открыл нам глаза на то, "мышление бесспорно, есть высший продукт всеобщего развития..."? Это если уж не бытовая банальность, то рядовой научный факт, для констатации которого не нужна никакая философия, тем более материализм.
«Признав – как теоретически необходимое положение – невозможность более высокой, чем мышление, чем мыслящий мозг, формы, мы неизбежно должны, вынуждены принять и «нижний» предел – предел, ниже которого оказывается невозможным существование материи... Такую частицу, по-видимому, приходится допустить, – частицу, которая лишена химических, электрических и тому подобных свойств»
Это прямое заимствование из монадологии Лейбница, или просто парафраз про кварки или планковскую частицу. К материализму эта идея не имеет никакого отношения, если не считать, что ее высказывает материалист.
«...поскольку мыслящая материя мозга есть абсолютно-высший продукт всеобщего развития, – постольку резонно предположить, что в ходе всеобщего круговорота взаимных превращений одних форм движения мировой материи в другие она занимает особое место, играет особую роль – такую роль, которую не могут играть другие, менее сложно организованные формы движения...
Реально эта роль представляется так: человечество (или другая совокупность мыслящих существ) в какой-то, очень высокой, точке своего развития – в точке, которая достигается тогда, когда материя более или менее обширных космических пространств, внутри которых человечество живет, остывает и близка к состоянию так называемой «тепловой смерти», – в этой роковой для материи точке – каким-то способом (неизвестным, разумеется, нам, живущим на заре истории человеческого могущества) сознательно способствует тому, чтобы начался обратный – по сравнению с рассеиванием движения – процесс – процесс превращения умирающих, замерзающих миров в огненно-раскаленный ураган рождающейся туманности.»
Здесь переписан с использованием слова "материя" древнейший концепт циклов инволюции и эволюции мира. Вот как его пересказывает Рерих: "Для того чтобы началась какая-либо эволюция, огненная искра духа должна войти или спуститься в инертную материю. Для духа это инволюция, для материи — начало эволюции". (Е.И. Рерих, «У порога нового мира»). Не говоря уж о том, что написанное Ильенковым выходит за рамки материализма, подразумевая нарушение законов физики.
«Реально это можно представить себе так – в какой-то, очень высокой, точке своего развития мыслящие существа, исполняя свой космологический долг и жертвуя собой, производят сознательно космическую катастрофу – вызывая процесс, обратный «тепловому умиранию» космической материи, т.е. вызывая процесс, ведущий к возрождению умирающих миров в виде космического облака раскаленного газа и пара.»
Все про то же - Ильенков, понимая недостаточность материализма для описания мира, прибегает к древним восточным концепциям, конечно, пересказывая их в материалистических терминах - других он не знает, но если и знает, то использовать их ему никто не разрешил бы)))

Вот и печальный финал талантливого философа, мыслям которого было тесно в материализме, который понимал, что не только ничего нового на этом языке сказать нельзя, но и невозможно выразить ранее накопленное философией содержание.

Философия и этика

Этику приписали к философии по недоразумению. Вернее, не отписали в свое время, как это случилось со всем чуждым философии, отделившимся от нее в виде наук. А вот этика так и осталась в качестве приживалки.

Хотя мне возражают. Как же? Этические учения есть у всех философов от Платона до Гегеля. Ну есть. И что? Тут ответ простой: не надо отождествлять философию со всем, что понаписали философы. Они же могут и про политику, и про кулинарию... Ведь не станем же мы только на основании того, что нечто вышло из пера философа - ставшего философом благодаря именно философским текстам - так вот, не станем же мы его любые упражнения на вольные темы считать философией.

Да, великие философы, уже признанные как любители мудрости, обычно не отказывали себе в удовольствии поучить людей жить, поуказывать им путь истинной морали и нравственности. Да, у всех от Платона до Гегеля есть этические учения. И где они? Не платоны-гегели, а их этические учения? Правильно... именно там, на заднем дворе. А знаем мы их (платонов-гегелей) и любим, именно как философов, за их философские концепции: Платона за эйдосы-идеи, Канта за вещь-в-себе, Гегеля за диалектику, Декарта за cogito, Лейбница за монады и даже Диамат за материализм, а не за моральный кодекс строителя коммунизма.

Но не успокаиваются мои оппоненты. Говорят, мол, если исключить из философии этику, эстетику, да и вообще всё о человеке, то пожалуй ничего не останется. Да, - отвечаю - именно так. Вот это "ничего", которое останется после исключения из мышления того, что можно назвать предметным мышлением, мышлением о чем-то - о человеке, его эмоциях, его поведении, морали и нравственности - так вот, это чистое мышление и есть философия. Ну, вот буквально, возьмите тексты философов, выберите их них все, что о мораль и нравственность да про этику-эстетику, и вот то, что останется, и есть философия. А то, что изъяли - это просто более или менее талантливые рассуждения философов на душещипательные темы, неотличимые от подобных рассуждений сонма морализаторов-нефилософов.

Философия на практике

Когда произносится фраза «применение на практике», то традиционно имеется в виду противопоставление теории и практики: есть на бумаге теоретические разработки и их применили, воплотили в нечто не теоретическое за пределами кабинета. И в этом смысле практика есть все, что не теория. Скажем, теоретически описали возможность полета в космос – и полетели, разработали методику лечения – применили на пациентах, на кончике пера получили новую формулу материала – запустили его в производство.

И вот если с этой позиции посмотреть на философию, то следует отметить, что в самой философии (чистой философии, оставим пока в стороне пограничные случаи) просто нет и не может быть таких теоретических «разработок», которые можно применить на практике. Предметы, темы, проблемы философии трансцендентальны опыту, изначально находятся за пределами какой-либо практики. Ну не обсуждать же применение кантовской трансцендентальной апперцепции или платоновских идей в быту или на производстве? А если философствующие берутся обсуждать «практический» предмет, то это теоретизирование автоматом перестает быть философией: политикой, социологией, психологией и пр., чем угодно, но только не философией. Так что, на мой взгляд, говорить о практическом применении чистой философии принципиально некорректно. И не потому, что она сугубо теоретична, а потому предмет ее теоретизирования по определению лежит вне какой-либо практики.

В каком же смысле и где все же возникают разговоры о практическом применении философии? Наиболее очевиден вариант, (1) когда философ занимается не философскими проблемами, но вследствие своего профессионального статуса выдает их за таковые. Вот, к примеру, философ пишет об аутистах и шизофреника или об управлении бизнесом. К философии тут имеет отношение только одно – образование пишущего. Другой вариант (2) откуда может повеять практикой – это периферийные разделы философии – этика, эстетика, философия политики и пр. К философии эти сферы имеют лишь косвенное отношение: все нормальные науки давным-давно отпочковались от философии, а эти по недоразвитости так и продолжают приживать возле нее. Ну не создавать же отдельные институты/факультеты. Конечно, приписыванию этих разделов к философии способствуют и сами философы (настоящие), считающие своим долгом поморализировать, написать про этику с эстетикой, политиков поучить. И вот тут мы подошли к третьему варианту (3) «прорыва» философии к практике, когда философ (настоящий) осознав свою настоящность, вдруг решает, что он со своим непомерным философским умом способен и на большее. Ну да, захотелось Платону быть не только философом, но и снискать еще лавры гениального политика. Но эта его деятельность не имеет никакого отношения ни к философии в целом, ни к его философским идеям. Ну, захотел бы он стать поваром, что ж мы тогда стали бы рассматривать его блюда, как практическое воплощение философии. Вот и с Марксом история была похожей на платоновскую: просто в одном лице соединились экономист, политик и философ. Да, экономист-Маркс предсказал возможность социалистической революции (да и то серединка на половинку – ведь обещал нам полный крах капитализма). Да, политик-Маркс сформулировал основные идеологические принципы нового политического движения: экспроприация, диктатура и пр. Этим и воспользовались – на практике – те, кто вершил революции. Ну и, естественно, экономист-Маркс и политик-Маркс заказали философу-Марксу-Энгельсу подвести под всю эту революционную практику философское основание с простым и доступным для масс смыслом: «единство и борьба», «практика критерий», «примат общественного». То есть марксистскую философию нельзя рассматривать как нечто изначально цельное, философски самостоятельное, а потом примененное на практике – там нечего применять, не закон же перехода количества в качество. Эта философия создавалась уже под вполне определенную политическую и идеологическую практику. Подтверждение этой мысли мы сейчас и наблюдаем: уходит практика, и где та философия? Значит и не философия была.

А Платон (философ, а не политик) с Кантом живее всех живых. И без всякой практики.