Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Еще одна попытка с предупреждением

Кажется я понял, в чем моя ошибка при объяснении центрального понятия событийной онтологии “темпоральность”: я изначально не уточняю, что речь идет о том, что не дано нам в опыте, что для нас не очевидно, что мы принципиально не можем зафиксировать с помощью часов. Обычно я к этой мысли подвожу как к выводу, следствию, а надо предупреждать изначально, с первых слов.

Итак, предупреждаю: мир нам дан только и исключительно хронально, мы фиксируем время как последовательность различенных событий, привязывая каждое событие к некоторой точке на оси времени. Все, что могут нам дать часы - это длительность (хрональное “расстояние”во времени) между точками свершения различных событий. Так мы и рисуем: ось времени и на ней точки событий А, В, С (момент времени, когда грузовик выехал из пункта А, момент времени, когда достиг пункта В и момент прибытия в пункт С). Точно также точками мы можем отметить грузовик на пространственной оси, зафиксировав расстояния между его положениями в моменты времени.

А теперь, внимание, мы же понимаем, что точки на пространственной оси условны, знаем, что настоящий грузовик на этой оси надо рисовать отрезком, который длиннее отрезка, скажем, велосипеда, и перемещать по оси надо не точки, а отрезки. Эти отрезки отображают пространственные габариты вещей, их протяженность в пространстве. Еще раз: есть координата в пространстве (мы ее обозначаем точкой), а есть протяженность в пространстве (мы ее рисуем отрезком).

И теперь возвращаемся к временной оси. Пропуская все объяснение откуда, зачем, почему, для чего, какие проблем это решает, что объясняет и т.п. и т.д., так вот, без объяснения, просто как умозрительный концепт: темпоральность объекта (любого) это его протяженность (габариты) во времени. Принимая концепцию темпоральности (распределенных во времени систем) мы, отображая на оси времени положение объекта, (как и в случае с пространственной осью) должны рисовать не точки, а отрезки. Каждый объект в “здесь и сейчас” имеет некоторую протяженность вдоль оси времени. Но в отличие от пространственных габаритов, темпоральность(габариты во времени) объектов мы не замечаем, не фиксируем (этому есть вполне рациональное объяснение, кто захочет найдет его в статье Введение в темпоральную онтологию).

Итак, если мы хотим изобразить на оси времени человека и грузовик (стоят ли они или двигаются не имеет значение - хрональное же время все равно изменяется), то должны рисовать не точки, а отрезки разной длины. Причем “отрезок” (темпоральность, протяженность во времени) человека на порядок больше, чем “отрезок” (габариты во времени) грузовика. То есть на вопрос “чем принципиально отличается человек (организм да еще разумный) от механизма (грузовика)?” есть формальный ответ: темпоральностью - темпоральность (распределенная во времени сложность) человека на порядки больше, чем темпоральность грузовика, который практически точечный во времени (хотя его темпоральность больше, чем темпоральность, скажем атома). Но напомню предупреждение, ни с помощью часов, ни в непосредственном различении темпоральность объектов нам не дана - это основной секрет, основный принцип данности мира в сознании. Находясь в своем “сейчас” мы не видим его габариты, свою протяженность во времени. Субъекту, какой бы темпоральностью он ни обладал, его мир (сознание) дано мгновенно (без разворачивания по типу прорисовки на экране электронно-лучевой трубки).

На мой взгляд, сам концепт темпоральности, протяженности, распределенности во времени, как идея, как образ, принцип довольно прост. Его можно использовать или не использовать, с ним можно соглашаться или нет, но не понимать, думаю, сложно. А вот для того, чтобы хоть поверхностно разобраться с темпоральной онтологией, на том уровне, на каком она представлена сейчас в текстах, попотеть мозгами все же потребуется. Чаще и легче разобраться получается у людей не сильно обремененных философскими идеями. Скорее всего, им просто не приходится отказываться от уже устоявшихся схем - вот и проще принять новое.

Событие

Зачем в прошлом веке люди носили с собой фотоаппарат? Да в основном для того, чтобы потом, через много лет, перебирая пожелтевшие фотографии, было что вспомнить. Зачем достают из карманов смартфоны сейчас? Чтобы сообщить кому-то о событии. Пусть даже о столь незначительном, как забавная тень от салатного листа в тарелке. Главное, чтобы сейчас и всем. Через день-другой об этом снимке уже никто не вспомнит. Зачем раньше брали в руку перо или шариковую ручку? Чтобы записать на память мысль. Потом, через десятилетия, если писавший становился знаменитым, эту мысль мог кто-то прочитать в последнем томе собрания сочинений, где печатались дневники. Можно было, конечно, донести свою мысль до других и при жизни, послав ее кому-то письмом или вставив в роман, журнальную статью, газетную колонку. Но в любом случае, исходный посыл действия «записать» был «не забыть бы». Сегодня же мы стучим по клавиатуре с другой целью: сейчас же сообщить. В твиттере, фейсбуке, вконтакте... Мысль имеет смысл только как событие в текущем контексте. И в истории она останется (если останется) не как цитата из книги, статьи, письма, а именно как событие-мысль, встроенная в систему других событий и окруженная облаком комментариев.

Зачем козе баян, а человеку сознание?

11В некотором приближении человека можно представить как иерархическую структуру из трех уровней: физиологического, психического, ментального (остановимся на этом делении, хотя традиционно выделяют большее число уровней). Речь идет не о пространственной (матрешечной) иерархии, а о темпоральной вложенности – если кто не знает, что это такое, то можно представить себе системно-управленческую соподчиненность: психика управляет физиологией, а ментальная система – подчиненными ей психической и физиологической. Часто (особенно в трансреальных концепциях) эти иерархически подчиненные системы называют телами, то есть говорят о наличии у человека физиологического тела, психического тела, ментального тела и т.д. (обычно список на этом не заканчивается). Почему мы можем говорить именно о более или менее автономных телах, а не о подсистемах одного тела? Дело в том, что каждое из тел  может вполне успешно (на своем уровне, в некоторых временных пределах) функционировать без влияния других: физиологическое тело гулять в лунную ночь по крышам, не проявляя ни малейшей психической, не говоря уже о мыслительной, активности; психическое тело заходится в истерике при полном игнорировании разума и позабыв о физиологических болячках; а ментальное тело, погружаясь в чистое мышление, психическое и физиологическое тела оставляет на берегу. То есть мы можем отдельно говорить о физиологической, психической, ментальной деятельности человека, приписывая эту деятельность соответствующим телам. По сути, мы в каждый момент своей жизни представлены одним из тел, или точнее, каждое событие, каждое действие нашей жизни можно приписать конкретному телу: вот непроизвольно дернуло ногой физиологическое, вот развело руки психическое (поскольку содержание этого жеста именно эмоциональное), а вот крикнуло «эврика» ментальное.

Каждое из тел обладает своей специфической функциональностью:


  • физиологическое реализует метаболизм и перемещение в пространстве;

  • психическое обеспечивает взаимодействие физиологического тела с окружающей средой, включая другие психические тела;

  • ментальное – анализ и целеполагание деятельности комплекса физиологического и психического тел.

По идее, действия этой иерархии тел можно было бы представить как функционирование автомата: на вход поступает поток сигналов – он обрабатывается по некоторому достаточно сложному алгоритму, – на выходе имеем поток событий, реализующий соответствующее функционирование всех тел. И все это в чалмерсовской темноте, как в черном ящике. Однако, мы знаем, что в этом потоке выходных, как и входных событий, нет равноправия: часть событий прорывается на свет и представляется в виде единой предельно согласованной картинки. Кому представляется?  Ну, тому, кого мы называем субъектом. При этом саму эту картинку называем сознанием. Мы говорим «деятельность тел представлена в сознании» или «деятельность тел реализуется в сознании». То есть к конструкции человека - помимо тел, совместно реализующих его деятельность, помимо всевозможных сигналов, которыми обмениваются тела для обеспечения согласованного функционирования,-  есть еще некое специфичное пространство, на котором вся эта деятельность отображается. И здесь существенно заметить, что в сознании фиксируются не все события функционирования тел, а лишь малое их количество, так что трудно представить сознание лишь как простой слепок с потока обработки данных, идущий в темноте гипотетического автомата.

Естественно возникает вопрос, так называемый (Чалмерсом) « трудный» вопрос: зачем нужно в этой схеме взаимодействия тел сознание? (1) Оно эпифеномен, форма представления обмена сигналами между телами (для развлечения субъекта или просто так случайно вышло)? (2) Или сознание – это  необходимый элемент, обеспечивающий взаимодействие тел, эффективное управление низшими телами со стороны высших?

Ниже будут приведены два простых соображения, демонстрирующих, что второй вариант явно предпочтительнее с точки зрения объяснения функции сознания.


(1) Для эффективного управления физиологическим телом прежде всего необходимо выделить его из среды, а также зафиксировать объекты самой среды, относительно которых необходимо контролировать перемещения тела (удаляться, приближаться, прятаться и пр.). Следовательно, стоит задача из общего потока сигналов, улавливаемых рецепторами, вычленить значимые объекты (включая тело) и выстроить из них структуру, схему, анализ которой позволял бы психике вырабатывать сигналы управления физиологическим телом. Вот эта схема и есть сознание. Давайте еще раз, сначала: мы имеем физиологическое тело и мощный поток данных, поступающих на его рецепторы. Естественно представить себе вариант, когда психика выдает управляющие команды телу в результате перманентного, в режиме реального времени, «пересчета» входящего потока данных. Но такой механизм требовал бы не только значительных вычислительных мощностей, но и значительных затрат времени. Природа, видимо, пошла по другому пути: общий поток данных редуцируется (по стандартным шаблонам, возможно, на основе аналоговых преобразований) к структуре из только значимых объектов (число которых варьируется механизмом внимания). Управление же реализуется уже не путем анализа полного входного потока, а по изменениям этой схемы. Причем для пересчета взаимного положения объектов в структуре сознания достаточно уже малой части входных данных. Ну и плюс, картинка строится с учетом запаздывания сигналов, то есть с опережением (подтверждается «эффектом запаздывающей вспышки», Роми Ниджхаван).

Следовательно, сознание нужно рассматривать как механизм оптимизации управления текущей деятельностью физиологического тела, обеспечивающий селекцию значимых объектов и существенное ускорение работы.

(2) Легко показать и важность, необходимость упрощенной, редуцированной схемы представления данных (сознания) и для управления физиологическим и психическим телами со стороны ментального. Без такой схемы (то есть при работе в «темноте») для  целеполагания, планирования будущих действий ментальному телу требовалось бы хранить полный поток внешних данных за все время жизни организма и каждый раз обращаться к нему для построения прогнозов. Сознание же обеспечивает выделение конечного числа значимых для конкретной деятельности объектов, которые и хранятся в памяти. Очевидность этого доказывает наш ежедневный опыт  – в памяти, к которой обращается мышление, нет ничего, кроме объектов, когда-либо зафиксированных в сознании. Мышление, по сути, и есть процедура извлечения ранее сохраненных объектов сознания из памяти и соотнесение их с текущими объектами сознания. Следовательно, для ментального тела сознание, с одной стороны, есть источник памяти, а с другой – рабочая площадка для соотнесения объектов, данных в «сейчас», и объектов, извлеченных из памяти. Причем в памяти, доступной мышлению нормального человека, хранятся не полные картинки сознания прошлого, а лишь метки, ярлыки объектов, что позволяет существенно экономить ресурсы. Этот тезис подтверждается тем, что извлеченные из памяти объекты обычно облекаются в форму текущих для сознания представлений, то есть в сознании впоминаемые объекты прорисовываются заново, и картинка прошлого сильно модифицируется согласно текущим шаблонам.

Вот и получается, что существо без сознания (пресловутый философский зомби) не мог бы быстро и выборочно реагировать на изменения среды, не говоря уже о возможности планирования целенаправленной деятельности.

Живет ли живое или только размножается?

eugene_koonin: Определение: любой репликатор является формой жизни. (Логика случая. О природе и происхождении биологической эволюции. Е. Кунин. 2014.) ссылка
Если программист напишет самовоспроизводящуюся программу она будет живой? Или можно спросить так: рассматривая объекты на промежутках между их "началом" и "концом", сможем мы отличить организм от механизма, живое от косного? вне и до всякой репликации?
eugene_koonin: «Это очень занятная тема, которая, естественно, обдумывалась при написании цитируемого текста, но обсуждать ее подробно не захотелось, поскольку тут слишком много семантики. Коротко говоря, программа вряд ли может считаться живой, но программист - таки да. И это не отговорка, а именно принципиальный момент.»
Вопрос ставится относительно конкретного объекта "самовоспроизводящаяся программа" - она живая или нет? Ваш ответ: неживая. Следовательно, определение "любой репликатор является формой жизни" нельзя признать удовлетворительным. С программистом тут все просто: если мы можем допустить, что человек (живой) может произвести как живой продукт, так и неживой, то вопрос об отнесении этих продуктов к живым или неживым должен ставится независимо от факта живости самого человека (их производителя).

И вы оставили без ответа вопрос об отличении живого от косного вне и до репликации. И вполне понятно почему: как только мы признаем, что можем отличить живое от неживого без обращения к происхождению, то вопрос о репликации отойдет на второй план. Мы должны будем ставить вопрос так: почему живое размножается? А это гораздо сложнее, чем констатировать: все, что размножается, то живое.

Логически строго проблема формулируется так - нам надо выбрать один из двух вариантов ответа:
(1) необходимым признаком живого является репликация или
(2) достаточным признаком живого является репликация.

См. Организм и механизм

The Reverse Logic of Resolving the Contradictions

В Studia humana вышла моя статья The Reverse Logic of Resolving the Contradictions / Обратная логика разрешения противоречий.
«Противоречия несет не только отрицательную роль ограничителя логических рассуждений, они являются необходимым элементом познавательного процесса на парадигмальном и философском уровне. Обратная логика предлагает механизм корректного включения противоречивых предложений в структуру рассуждений на этих уровнях. В основании обратной логики лежит принцип разделения процедур получения новых суждений и переноса истинности между суждениями.»

Темпоральный плач

Раз за разом сталкиваюсь с катастрофическим непониманием сущности понятия "темпоральность", с непонятно откуда взявшимся сведением его к указанию на историчность. Вот тут (Софизм «бабочка») яркий пример:
savl-2009: Если обобщить, то любое творение рук и ума человеческого тоже обладает богатой историей.
А все попытки выделить «бабочку» и «мелодию» как исключительные «темпоральные» (= «исторические») объекты выглядят надуманными.
Хотя в тексте Организм и механизм, послужившим поводом для написания этого "обобщения", ни о каком историзме и речи не было - о темпоральности говорилось как о распределенной во времени сложности.  

Collapse ) 

Организм и механизм

Из обсуждения здесь 
ptn1900_9: Можете сформулировать Ваш принцип отличия организма от механизма?
Могу. Формально точно и коротко: живые объекты характеризуются большой темпоральностью (распределенной во времени сложностью), темпоральность машин исчезающе мала (их сложность сугубо пространственно-структурна).

Можно и менее формально (и более понятно) пояснить на примере описания объектов через состояние: мгновенное состояние машины всегда воспроизводимо (машину всегда можно вернуть в одно из допустимых для нее состояний), что принципиально невозможно для живого организма. И дело тут не столько в развитии (онтогенезе) - можно представить (хотя и трудно) перманентно развивающуюся машину - а в неформулируемости понятия "состояние" для живого объекта: в моменте времени живого(!) организма нет - застывшему набору молекул невозможно приписать ни одного биологического качества. А вот любая машина исчерпывается в моментальном срезе - ее всегда можно описать как последовательность моментальных (статичных) состояний, в каждом из которых он является именно этой машиной.Collapse )

Проблема сознания в релятивистской онтологии

 Релятивистская онтология (см. "Темпоральность", доклад "Темпоральная онтология", текст доклада "Темпоральная онтология"), по сути, не нуждается в понятии "сознание" - оно полностью заменяется понятием "действительность", тождественно ему. Я говорю "субъект существует в своей действительности", что равносильно утверждению "действительность субъекта дана ему в его сознании". Понятно, что в такой трактовке термин "сознание" не только лишний, но и разрушает онтологию: может сложиться впечатление, что мы имеем дело c актом восприятия некой отделенной от субъекта "реальной действительности", об "отражении" действительности в сознании. Однако в релятивистской онтологии вне объектов действительности не подразумевается наличие каких-либо "объектов самих-по-себе", которые лишь отражаются в сознании: объект существует только как элемент действительности, он не разделяется на "вещь" и "образ". То есть в релятивистской онтологии если и говорить о сознании, то лишь как о полном синониме понятия "действительность": в сознании есть только то, что есть в действительности, оно есть сама эта действительность и, наоборот, действительность есть множество осознанных (различенных) субъектом объектов. Можно, конечно, попытаться представить сознание, как "механизм" формирования действительности, но поскольку этот "механизм" лежит за пределами нашего сознания, мы его не различаем, его нет в нашей действительности, а значит, здесь и говорить не о чем. В качестве такого "механизма", по сути, выступает сам субъект, его сложность, обеспечивающая формирование соответствующей действительности. В релятивистской онтологии содержание действительности=сознания задается уровнем (сложностью) субъекта. 

Collapse )