Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Бог есть, но не существует

Когда спрашивают о существовании Бога, то можно подумать, что интересуются на каком облаке сидит старик с бородой, существующий так же как существуем и мы, и то облако. И тогда ответ однозначный: Бог не существует. Но ведь он есть. И есть не как слово/понятие, а как... А вот тут - стоп. "Как" - это только про существующее.

Кстати, если подходить к вопросу логически строго, то и верить/не верить в Бога нельзя. Верить/не верить можно только в существующее или могущее существовать. То, что есть, принимается как данность.

Знания можно знать, а можно в них и верить

Разговор о соотношении веры и знания очень затруднен, поскольку сами термины «вера» и «знание» имеют довольно размытые значения, сильно варьирующиеся от контекста. Знание может пониматься и как конкретное суждение, и как система знаний, теория. Аналогично вера – и как психологическая уверенность в чем-то, и как мировоззренческая система. Давайте оставим в стороне отношения веры и знания как социальных явлений, то есть как религии (мировоззренческой системы) и науки (системы знаний), и попробуем разобраться с отношением веры и знания к суждению о конкретном факте. Чем отличаются глаголы «верить» и «знать»?

Сразу следует заметить, что любое суждение, высказанное о факте, само по себе не является ни верой, ни знанием. Говорить «я верю» или «я знаю» можно только об истинном суждении – точнее, в случае, когда произносящий суждение считает его истинным. Но далее рядоположенность понятий «вера» и «знание» пропадает. Человек, считающий некое свое суждение истинным всегда назовет его знанием. «Бог есть», «Вася хороший человек», «электрон имеет отрицательный заряд» – это все знания, истинные суждения. То есть само суждение мы никогда не назовем словом «вера», оно может быть только знанием. И этими знаниями-суждениями мы пользуемся в любой нашей деятельности.

Различие же между знанием и верой проявляется при ответе на вопрос о происхождении знаний, критериях истинности суждений: «откуда ты это знаешь?». Есть два возможных ответа: верю или знаю. Если в качестве обоснования истинности суждения-знания человек приводит другие истинные суждения-знания, то мы говорим «он знает». Если же никаких оснований для утверждения истинности суждения нет, то мы скажем «он верит». Следовательно, конфликт между знанием и верой не касается содержания самого истинного суждения, а лежит в плоскости обоснования его истинности. Человек может иметь истинное знание «дважды два - четыре», но если не может ответить на вопрос «почему?», то совершенно очевидно, что он не знает, а лишь верит в истинность этого суждения-знания. В свою очередь верующий может привести массу обоснований для некоторого религиозного знания (истинного для него суждения), и заявить, что он именно знает это, а не слепо верит.

По сути, «верю» и «знаю» отличаются лишь по длине цепочки обоснований истинности суждения-знания. Ноль звеньев в этой цепи – однозначно слепая вера. А вот абсолютного «знаю» нет – любая цепочка обоснований начинается с суждений, в которые можно только верить (с аксиом).

Итак, коротко. Любое суждение, которое человек считает истинным, является его знанием. У человека может быть два способа обоснования истинности своего знания: отсылка к другим истинным суждениям, и тогда он говорит «знаю», или указание на свою непосредственную убежденность, и тогда он говорит «верю». Хотя любая цепочка обоснований некоего знания всегда начинается с «верю».

Тат твам аси

Мои разъяснения на комментарии от alisarin (было здесь)
alisarin: «...Сознание следует рассматривать своего рода "элементарным (или - однородным, целостным), но и, одновременно, фундаментальным началом", так?»

Здесь есть несколько моментов: (1) что бы ни рассматривать, начинать надо с элементарного представления, с самых общих определений (когда мы вводим, скажем, понятие "автомобиль", мы же не начинаем с карбюратора и карданного вала); (2) фундаментальное оно всегда и элементарно, то есть несводимо к более элементарным понятиям; (3) сознание, конечно же, элементарно и целостно, любой разговор о структуре это уже разговор о том, что в сознании, об объектах, различаемых в сознании, а не о самом сознании.

Речь идет о наиболее распространенной в американской аналитической философии сознания, в современных когнитивных науках и нейрофизиологии трактовке термина "сознание": сознание - это данный здесь и сейчас фрагмент действительности (мира) субъекта. Иногда, конечно, термин сознание используется в более широком смысле, как синоним психики вообще, но думаю, это не должно вводить нас в заблуждение, мы все равно должны выделять проблему сознания, как проблему приватного доступа к нашей текущей картине мира.
alisarin: «...требуется детальная спецификация для такого "дано".»
Абсолютно и принципиально не требует! Данность, она первична и непосредственна. Все, что вы здесь и сейчас различаете, то и дано. Не может быть вам дана вся песня, как распределенный во времени объект - в сейчас вам дан слог и звук (ну если не вдаваться в проблему онтологии "сейчас"). По сути, "дано в сознании" равносильно различено. Правда, тут есть тавтология: различено от таких же "дано в сознании". Но эта тавтология не мешает. Все просто: если вы что-то различаете, значит, вы в сознании, а все различенное есть в сознании. Если ничего не различаете, значит, вы потеряли сознание. И это не имеет никакого отношения к материализму или к любому другому изму - это просто первичная феноменологическая данность, доступная всякому человеку. Измы начинаются при интерпретации этой данности.
alisarin: «Это, уже, как бы не всего лишь "доступ", но - право распоряжения доступом.»
Нет. Тут нет никакого психологического, ментального и, тем более, юридического моментов. "Распоряжаться" это уже проблема воли, мышления, а не сознания. Сознание - это первичная данность, первичный непосредственный доступ, который просто есть до всего. Приходя в сознание, мы прежде всего получаем к нему доступ (которым мы не можем распоряжаться - до сознания нет ничего), а все остальное уже происходит в сознании.
alisarin: «Как оперировать просто "данностью", у которой нет формата, я не могу понять.»
Именно так! Всем, чем вы можете оперировать, дано вам некотором формате. И прикол как раз в том, что сознанием, первичной данностью вы не можете оперировать - все, к чему вы можете применить формат, все, у чего есть форма, не есть сознание, а дано в сознании. Даже когда мы пытаемся заниматься своим сознанием, пытаемся что-то с ним сделать, мы имеем дело не с ним самим, а с объектами в нем - образами, мыслями... это они всегда в "формате ". А сознание - нет. Это такая его специфика.

Итак. Если вы хорошо представляете себе, как оперировать чем-то, и представите все, чем вы можете оперировать, то среди этого всего не будет сознания. Сознание - это то, где вы оперируете. Пропадет сознание, и будут невозможны никакие операции, не будет никаких форм.
«что сознание - это только комплекс условий»
Мы привыкли мыслить вещами, комплексами. Сознание не может быть ни комплексом, ни условием. То есть мы не можем различить сознание (ибо различение является необходимым признаком комплексности). Как только мы что-то различим, оно тут же будет в сознании, а не самим сознанием. Все, что мы можем сказать о каком-то нечто, об объекте, феноменальном или ноуменальном, все, что мы можем воспринять и зафиксировать в своем уме - все это неприменимо к самому сознанию. Сознание не вещь, и о нем нельзя говорить в терминах вещей.
alisarin: «то оно все равно имеет формат»
Если вам будет так легче, то можно сказать, что сознание имеет/принимает формат и уровень различенных в нем объектов. Понятно, что сознание физика - по уровню и формату - отличается от сознания дикаря. Но все сравнение этих уровней и форматов мы будем проводить в терминах сопоставления различаемых в этих сознаниях объектов, не имея ни малейшей возможности хоть что-то сказать о самом сознании. Любые предикаты будут предикатами вещей, населяющих сознание, но не предикатами сознания.
alisarin: «...комбинации разнородных "источников обеспечения".»
Да, конечно, мы можем покопаться в нейронных сетях с целью поискать "источники", так называемых нейронных коррелятов. И даже найдем специфическую мозговую активность, сопровождающую сознание (уже нашли), но в любом случае все "источники обеспечения" мы будем описывать в понятиях уже предзаданных в сознании.
alisarin: «...почему сознание нельзя разложить, определить ему время, пространство и другие параметры.»
А потому, что сознание является основанием для определения любых параметров. Время и пространство внутри сознания, ну или, по крайней мере, сознание и есть время и пространство для всего существующего в нем.

Давайте просто забудем все и, как первый раз, посмотрим на свой мир (включая все вещи протяженные и мыслимые). Все это дано нам только и исключительно во времени и пространстве. Ну и, естественно - если уж дано, то дано в сознании. Говоря же о параметрах, мы пытаемся найти сознание внутри сознания.
alisarin: «...о выражающей существо сознания способности (сколь бы ни разнилось качество сознания, сознание может быть определено как некая обобщенная способность или - комплекс или "букет" разных способностей)»
Вы предлагаете мыслить сознание в виде коробочки с какими-то свойствами/способностями, продуцирующей нечто на выходе. Ну попробуйте его так определить - как комплекс. Пробовали? Не получилось? И ни у кого не получится.
alisarin: «мы можем построить "макет" сознания, который "будет действовать как сознание" пусть воспроизводя лишь его частную способность»
Не можем мы построить макет сознания. Просто по причине того, что сознание нам не дано. Любая структура, избранная вами для моделирования не будет сознанием. Сознание не действует. Ну представьте себе хоть что-то действующее... Психика может действовать, мышление действует. И вот эти действия и все возможные другие действия и деятельности погружены в сознание. Или вы можете представить некую коробочку, действующую каким-то там образом, посмотрев на которую, вы воскликнете: вот оно - сознание!? Что из этой коробочки должно выползать? По каким признакам, отличным от признаков других коробочек, вы выделите именно эту как "модель действующего сознания"? Попробуйте описать положительный (удовлетворяющий вашим представлениям) результат моделирования сознания. Ведь понятно, если я хочу получить модель птицы, то я буду представлять нечто летающее и несущее яйца. А что должна нести модель сознания?

Такое впечатление, что произнося слово "сознание", вы имеете в виду обобщенное представление о психике, мыслите центральную нервную систему. Да, об этом можно рассуждать. Но в других, не философских терминах, а биологических и частично информационных. Говорить о деятельности преобразования входных данных в реакции организма и пр. Но на этом уровне сознания нет. Сколько бы вы ни копались в нейронах - его там не найдете. Проблема сознания на этом уровне формулируется только в виде негативного вопрошания: а на фиг оно нужно, если оно не коробочка с определенными функциями?
alisarin: «Да, "каким-то боком" Бог совмещен с действительностью, он ее "творит", но делает это таким образом, что для всего им "сотворенного" он остается недоступен. Мы находимся в Богом же созданной "тварной" действительности, но мы лишены, в силу сверхъестественности возможности понимания его действий; "Бог" есть как ... "дополнительность миру", которую мы не можем понять имеющимися в мире средствами. Казалось бы, как можно "Бога" сопоставить с сознанием, ведь сознание же не сверхъестественность?»
Этому вопросу уже несколько тысячелетий. И ответ на него звучит так: "Тат твам аси" (Ты есть То). По сути, констатируется тождественность отношений Бога и субъекта к Миру - в первом случае, Миру как тотальности, универсуму, а во втором - к собственному миру, к собственной действительности субъекта.
alisarin: «Почему сознание, как и Бог, предопределяет реальность, но, аналогично Богу, "не оставляет следов" этих своих "актов" (не знаю чего, "проекций"-?) воздействия на реальность.»
Наш язык, сам погруженный в сознание, не приспособлен для обсуждения этих вопросов. Чтобы хоть что-то выразить надо быть предельно точным в терминологии. Что такое "реальность"? Говоря о ней, вы подразумеваете то, что нам как субъектам дано в различении? то, что мы воспринимаем, когда приходим в сознание? или что-то вне сознания? Если "вне", то сознание к такой "реальности" не имеет никакого отношения - она просто недоступна для сознания. Если вы имеете в виду то, что дано в сознании, тогда и ответ на вопрос про "оставление следов" очевиден: вся эта "реальность" и есть след/конструкт сознания.
alisarin: «Почему бытие сознания таково, что оно исключает его "расшифровку" через оставляемые им, скажем, следы воздействия на действительность?»
"Действительность" и "реальность" это синонимы? Что такое "бытие"? Это существование в сознании? Бытие различаемых нами сущностей? Или бытие вне сознания? но тогда ни о какой "расшифровке" говорить нельзя - оно недоступно для сознания (и уж конечно, языка).
alisarin: «Что закрывает сознание в плане его познания перед практикой выделения характеристик сознания?»
Ответ тот же, что на вопрос о познании Бога: они (Бог и сознание) вне познаваемого мира, они творцы глобального и локального миров, они основание/источник как любого существования, так и познания.

Иллюзия мира - мир иллюзий

Andrey Shumakov (ссылка): «Иллюзия -- это искаженное восприятие реальности. Большинство живет всё таки в реальности по определению.»
Иллюзия-майя (и в буддизме, и особенно в адвайте-веданте) не понимается как искажение некой "правильной", "объективно существующей" реальности. Иллюзией являются сами вещи. Причем невозможно говорить о наличие двух вещей: реальной и иллюзорной, якобы искаженно отраженной (как это представлено в теории отражения). Вещь одна - и она иллюзия.

Наиболее наглядно это поясняется с помощью моей аллегории "Стена". Вещь - это тот образ, который мы смогли разглядеть в переплетении трещин. И это наша иллюзия. И никакой другой вещи - неискаженной, неиллюзорной, объективной - на стене нет.

Утверждение, что обыденное сознание имеет дело с иллюзиями следует понимать не как метафору, а как строгое философское утверждение в рамках буддизма, адвайты-веданты, событийной онтологии (нейтрального монизма, абсолютного релятивизма). Унифицированное физиологией, воспитанием, образованием сознание большинства людей предлагает им совпадающие (по указанию) вещи-иллюзии - все указывая на одно место стены, на некоторое переплетение трещин произносят слово "бабочка". И эта бабочка - иллюзия. Хотя все, видя только бабочку, а не множество трещин, и поэтому считают ее реальной. Но лишь потому, что видят одну и ту же иллюзию.

Наиболее важен и интересен вопрос о возможности преодоления иллюзии. Понятно, что речь не может идти, как это предлагает нам мыслить теория отражения, о чем-то, типа, снятия мутных очков, рассеивания дымки, мешающих видеть "объективные" вещи, вещи так как они есть "на самом деле". Преодоление иллюзии, не связано и с исчезновением вещей, с рассеянием самих иллюзий. Отрыв человека от мира иллюзий, просветление означает одно - понимание этой самой иллюзорности вещей. Освободившийся из плена майи не перестает видеть бабочку на стене, но в отличие от остальных он видит и трещины, из которых она вырисовывается. А при особом усилии - расширяя или сужая поле зрения - может и менять свои иллюзии, разглядывать, то что недоступно другим. Ведь он понимает, что это только иллюзии.

Мы ощущаем свой мир реальным, поскольку есть Он

В тексте "Опыт за границами реальности" я определил реальность, как область, в которой совпадают части объектных действительностей группы субъектов. Можно сказать точнее, реальность есть множество объектов, существующих в действительностях различных субъектов. Причем было отмечено, что это существование фиксируется в практике совместной деятельности: от пинания субъектами мяча по полю, до языковых практик и совместной интеллектуальной работы.

Но кроме субъектов, с которыми мы повседневно сталкиваемся языками и плечами, можно помыслить еще и абсолютный Субъект, для которого Его Субъектная действительность тождественна Миру, перекрывает все наши частные действительности.  Что же реально для этого Субъекта?

Если быть предельно термино-логически строгим (конечно, в рамках моих терминологии и логики), то для единственного Субъекта нет и не может быть никакой реальности - ведь таковая  определяется как совпадение разных действительностей, а представить рядом с Ним каких-либо других Субъектов с большой буквы невозможно. Если же принять в расчет субъектов с маленькой буквы, то можно рассуждать так: какой бы объект в Его действительности мы ни взяли (если, конечно, допустима вообще такая логика по отношению к Нему), то обязательно найдется субъект (маленький), в действительности которого нет этого объекта. Следовательно, Большой Субъект не может рассматривать свою действительность/Мир как безусловную реальность. Можно, конечно, говорить, что Ему даны все наши малые реальности сразу, он понимает всех нас. Но в сумме все эти реальности не образуют нечто единое, одну большую Реальность - таковой для Него (и уж подавно, ни для кого) нет.

Занятно рассмотреть, а как же субъекты с маленькой буквы оценивают свои действительности относительно большого Субъекта. Очевидно, что любая субъектная действительность полностью без остатка совпадает с некоторым фрагментом Его  действительности. Ведь не можем же мы предположить, что видим/знаем больше Него, что мы различаем объекты, которые не существуют для Него. Вот и получается, что относительно того, единственного Субъекта действительность каждого из нас безусловно и на все сто процентов реальна. А разве не так мы ее ощущаем? Получается, что наша уверенность во всамделишности, реальности нашей индивидуальной объектной действительности инспирирована Им Самим, дана нам свыше! ))

Продолжаю лить воду

Никак не могу донести до умов простую, ну элементарную мысль, что когда я утверждаю несущестование субъекта (Бога, Абсолюта), то речь идет только и исключительно о терминологической точности, а не о какой-то философской позиции отрицающей сущности - просто нельзя одним термином обозначать два разных понятия. Если существует субъект (Абсолют, Бог), тогда не существуют объекты (конечные вещи) - они лишь видимость, майя. И наоборот, если существуют вещи, то Бог не существует. (Если до вас уже донес не расплескав, то дальше можете не читать. :)

А в ответ опять: как это субъекта нет? Ну, е
сть-ЕСТЬ субъект, но он не существует: "есть" и "существует" - это два разных философских понятия. Мир есть, но он не существует, то есть не воспринимается как объект в чьей-то субъектной действительности, у Мира (Бога, Абсолюта, субъекта) нет и не может быть предикатов, через которые выражается существование объектов для субъекта.

Если задуматься, то в отношении субъекта и объекта есть только одно, причем однонаправленное, восприятие и через него одновременно определяются и объекты, и сам субъект. Можно сказать, что субъект проявляется/фиксируется/определяется через существование объектов, в существовании объектов. И поэтому нет никакой необходимости в дополнительной констатации восприятия/существования самого субъекта. Он ни для кого не существует, тем более для себя - нет такого объекта в его действительности, который мы можем обозначить как "субъект". Когда мы хотим определить объект, мы должны указать субъект, которому он дан в восприятии, для которого он существует, и зафиксировать "объем" (форму, степень, уровень) этого существования - по сути, задать множество предикатов. Но таким образом мы не можем определить субъект (что и закрепляется в тезисе о его не существовании): субъект не задается перечнем некоторых свойств, не задается через восприятие. Вернее, он определяется через восприятие, но не восприятие его как объекта (направленное на него восприятие), а через все множество его восприятий, через существующие для него объекты. И это есть исчерпывающее определение субъекта: субъект есть совокупное существование различаемых/воспринимаемых им объектов. Субъекты различаются не своим существованием, которого у них нет, а существованием воспринимаемых ими объектов.

Итак: существовать [быть объектом] значит быть воспринятым, а тот, кто воспринимает есть субъект. И нет никакой необходимости в дополнительной констатации существования субъекта - он просто есть и определяется через существование объектов. [Еще раз, "существование" - это понятие (термин), а не констатация наличия - это конкретная, заданная определением, форма наличия.]

И то, что я излагаю не есть какая-то философская позиция, а просто следствие строгого термино-логического подхода, запрещающего называть разные понятия одним термином. "Есть" и "существует" это разные понятия. Субъект есть и объект есть, и между ними есть однонаправленное отношение "существует": объект существует для субъекта. И именно это положение является логически строгим. А вот разговор об одновременном, одинаковом, понятийно не различенном существовании объекта и субъекта  ведет к неправильному мышлению и постоянным недоразумениям.

Какого цвета глаза у Бога

Все мои рассуждения о существовании [Бог не существует] носят не сущностное, не содержательное значение, а лишь терминологическое. Я ничуть не хочу хоть как-то затронуть место тех или иных сущностей в философских построениях: где мы мыслили, к примеру, безличностный, субстанциональный Абсолют Спинозы или любую другую трансцендентальную сущность, пусть она там и остается. Речь не идет об изменении их статуса или вообще исключении из философии: мол, не существуют, значит и нет таких. Я лишь хочу избежать необходимости одинаково говорить о столе и о Боге. Ведь при сталкивании с фразой "нечто существует", мы автоматом должны спросит: где? как? в какой форме? в каком статусе? и, самое важное, для кого существует? А все эти вопросы немыслимы по отношению к Абсолюту.

Итак, все остается на своих (философских) местах. Только исключается возможность задать вопрос: а какого цвета глаза у Бога?

Мышление частного, особенного, всеобщего и единого

Безусловно, предметом всех форм познания является Мир - но видимый с разных сторон, в разных аспектах, с разных уровней.

  1. Искусство смотрит на Мир с частной (единичной) стороны индивидуальных эмоций.

  2. Наука анализирует особенное - воспроизводимые, повторяющиеся феномены.

  3. Религия представляет Мир со стороны всеобщности - предлагает видеть одно начало во всем явленном.

  4. Мистика обращается к Единому (Абсолюту) - стремясь к непосредственному познанию минуя частное, особенное и всеобщее.

  5. Ну и философия стоит немного особняком - она пытается понять как же вообще можно мыслить "частное", "особенное", "всеобщее", "единое".

Совесть

На вопрос о возникновении совести наука дает такой же ответ, как и на вопросы о появлении любых других атрибутов живых организмов (от элементарных рефлексов и инстинктов до сложного психического поведения высших животных и человека): все, что закрепляется в поведении из поколения в поколение, необходимо для обеспечения либо целостности индивидуального организма, либо сообщества организмов.Collapse )