Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Еще одна попытка с предупреждением

Кажется я понял, в чем моя ошибка при объяснении центрального понятия событийной онтологии “темпоральность”: я изначально не уточняю, что речь идет о том, что не дано нам в опыте, что для нас не очевидно, что мы принципиально не можем зафиксировать с помощью часов. Обычно я к этой мысли подвожу как к выводу, следствию, а надо предупреждать изначально, с первых слов.

Итак, предупреждаю: мир нам дан только и исключительно хронально, мы фиксируем время как последовательность различенных событий, привязывая каждое событие к некоторой точке на оси времени. Все, что могут нам дать часы - это длительность (хрональное “расстояние”во времени) между точками свершения различных событий. Так мы и рисуем: ось времени и на ней точки событий А, В, С (момент времени, когда грузовик выехал из пункта А, момент времени, когда достиг пункта В и момент прибытия в пункт С). Точно также точками мы можем отметить грузовик на пространственной оси, зафиксировав расстояния между его положениями в моменты времени.

А теперь, внимание, мы же понимаем, что точки на пространственной оси условны, знаем, что настоящий грузовик на этой оси надо рисовать отрезком, который длиннее отрезка, скажем, велосипеда, и перемещать по оси надо не точки, а отрезки. Эти отрезки отображают пространственные габариты вещей, их протяженность в пространстве. Еще раз: есть координата в пространстве (мы ее обозначаем точкой), а есть протяженность в пространстве (мы ее рисуем отрезком).

И теперь возвращаемся к временной оси. Пропуская все объяснение откуда, зачем, почему, для чего, какие проблем это решает, что объясняет и т.п. и т.д., так вот, без объяснения, просто как умозрительный концепт: темпоральность объекта (любого) это его протяженность (габариты) во времени. Принимая концепцию темпоральности (распределенных во времени систем) мы, отображая на оси времени положение объекта, (как и в случае с пространственной осью) должны рисовать не точки, а отрезки. Каждый объект в “здесь и сейчас” имеет некоторую протяженность вдоль оси времени. Но в отличие от пространственных габаритов, темпоральность(габариты во времени) объектов мы не замечаем, не фиксируем (этому есть вполне рациональное объяснение, кто захочет найдет его в статье Введение в темпоральную онтологию).

Итак, если мы хотим изобразить на оси времени человека и грузовик (стоят ли они или двигаются не имеет значение - хрональное же время все равно изменяется), то должны рисовать не точки, а отрезки разной длины. Причем “отрезок” (темпоральность, протяженность во времени) человека на порядок больше, чем “отрезок” (габариты во времени) грузовика. То есть на вопрос “чем принципиально отличается человек (организм да еще разумный) от механизма (грузовика)?” есть формальный ответ: темпоральностью - темпоральность (распределенная во времени сложность) человека на порядки больше, чем темпоральность грузовика, который практически точечный во времени (хотя его темпоральность больше, чем темпоральность, скажем атома). Но напомню предупреждение, ни с помощью часов, ни в непосредственном различении темпоральность объектов нам не дана - это основной секрет, основный принцип данности мира в сознании. Находясь в своем “сейчас” мы не видим его габариты, свою протяженность во времени. Субъекту, какой бы темпоральностью он ни обладал, его мир (сознание) дано мгновенно (без разворачивания по типу прорисовки на экране электронно-лучевой трубки).

На мой взгляд, сам концепт темпоральности, протяженности, распределенности во времени, как идея, как образ, принцип довольно прост. Его можно использовать или не использовать, с ним можно соглашаться или нет, но не понимать, думаю, сложно. А вот для того, чтобы хоть поверхностно разобраться с темпоральной онтологией, на том уровне, на каком она представлена сейчас в текстах, попотеть мозгами все же потребуется. Чаще и легче разобраться получается у людей не сильно обремененных философскими идеями. Скорее всего, им просто не приходится отказываться от уже устоявшихся схем - вот и проще принять новое.

Единая блокчейн платформа

Это пред-анонс проекта, в котором я работаю последнее время в качестве аналитика.

скачанные файлы

DayLight - это единая международная блокчейн платформа реализующая четыре базовых функции, необходимых для эффективного перевода большинства видов деятельности государства и бизнеса на блокчейн-технологию: (1) финансовую систему, (2) структуру реестров, (3) алгоритм смарт-контрактов и (4) механизм формирования и исполнения смарт-законов. Финансовая система обеспечивает проведение транзакций в валюте государства между счетами граждан и организаций, которые для этого должны быть внесены в реестры блокчейна. Смарт-контракты автоматически реализуют алгоритм сделок с участием объектов реестров и с возможностью проведения транзакции в фиатных валютах. Смарт-законы – это электронные алгоритмы, описывающие нормы и условия выполнения законов, подтвержденные цифровыми подписями представителей соответствующих законодательных органов. Смарт-законы регламентируют создание и выполнение смарт-контрактов и автоматически регулируют отношения между гражданами и организациями во всех сферах деятельности государства, от регистрации гражданского состояния до начисления государственных субсидий и пенсий.

Daylight, соединив в одной блокчейн-платформе финансовую систему, структуру реестров, механизмы смарт-контрактов и смарт-законов, предоставляет государству, бизнесу и гражданам полноценный инструмент для управления любой деятельностью, устраняет необходимость во множестве посредников, контролирующих органов и в документообороте.

Источник: https://bitcointalk.org/index.php?topic=1607749


Событие

Зачем в прошлом веке люди носили с собой фотоаппарат? Да в основном для того, чтобы потом, через много лет, перебирая пожелтевшие фотографии, было что вспомнить. Зачем достают из карманов смартфоны сейчас? Чтобы сообщить кому-то о событии. Пусть даже о столь незначительном, как забавная тень от салатного листа в тарелке. Главное, чтобы сейчас и всем. Через день-другой об этом снимке уже никто не вспомнит. Зачем раньше брали в руку перо или шариковую ручку? Чтобы записать на память мысль. Потом, через десятилетия, если писавший становился знаменитым, эту мысль мог кто-то прочитать в последнем томе собрания сочинений, где печатались дневники. Можно было, конечно, донести свою мысль до других и при жизни, послав ее кому-то письмом или вставив в роман, журнальную статью, газетную колонку. Но в любом случае, исходный посыл действия «записать» был «не забыть бы». Сегодня же мы стучим по клавиатуре с другой целью: сейчас же сообщить. В твиттере, фейсбуке, вконтакте... Мысль имеет смысл только как событие в текущем контексте. И в истории она останется (если останется) не как цитата из книги, статьи, письма, а именно как событие-мысль, встроенная в систему других событий и окруженная облаком комментариев.

Без реальности можно обойтись

Обычно при обсуждении вопроса "реальности" всегда присутствует (но обычно не озвучивается) терминологическая проблема. С одной стороны, говоря о том, что нечто реально существует, мы указываем на это нечто пальцем, подразумевая, что имеем дело с нечто данным в сознании. Мы говорим о реальности дерева, камня, элементарной частицы и пр., то есть о том, что принципиально доступно нам как картинка перед глазами или хотя бы нечто мыслимое. То есть понимаем, что говорим лишь о явлениях, о феноменах, форма которых принципиально зависима от нашего "устройства". Но, с другой стороны, мы пытаемся определить реальное, как существующее независимо от нас, от нашего сознания. Понимаете? Когда вы говорите, что камень реален, то вы утверждаете, что реален образ в вашем сознании. А если вы говорите, что реально то, что стоит за этим образом, то, что возбуждает образ в сознании, то вы констатируете реальность того, что принципиально вам недоступно, что никак не представлено в сознании. Еще раз: камень, о реальности которого вы хотите сказать, нереален (это образ в сознании), а то что реально, что вне вашего сознания, то не является камнем (чем оно там является мы и помыслить не можем).

При понимании этого единственным осмысленным использованием термина "реально" является указание на факт одинаковой данности объектов. Вы указали в одно место и сказали, вот камень, и я подтвердил, да, там камень - значит этот камень для нас реален. То, что обычно называют "объективной реальностью" это просто совокупность предметов одного онтологического статуса, которые вследствие однообразия нашего биологического устройства, унификации воспитания и образования даны нам в сознании одинаково. Если перед нами объекты другого онтологического статуса, скажем, этические, эстетические, идеологические, то указывая на них (в одно "место") мы будем произносить разные слова и спорить, реально вот это, нет, вон то. Хотя и на этом онтологическом уровне, безусловно, будут находится сообщества людей, скажем, приверженцы одной идеологии или одной религии, которые буду признавать некоторый круг объектов реальными.

Я понимаю, что можно и даже удобнее жить с убеждением, что реальный мир один и он таков каким я его вижу. Ну кто ж станет сомневаться, что именно ему доступна реальность? Но стоит только допустить, что те, кто видит иначе не больны и не идиоты, а просто смотрят с другой точки зрения, потому, что устроены иначе, воспитаны, образованы иначе, то миф об "объективной реальности" станет не нужен. Просто не нужен. Вполне можно обойтись констатацией того, что некий объект или группа объектов реальна для некоторой группы субъектов. И этого более чем достаточно для реализации продуктивной деятельности в пределах этой группы, а так же для понимающего сотрудничества с другими группами.

Натурфилософия глобального эволюционизма

Эволюционные проблемы современной картины мира
Сильный финалистический антропный принцип
Антиантропный принцип
Локальность выполнения законов сохранения
Глобальный принцип относительности

Болдачёв А. В. Новации. Суждения в русле эволюционной парадигмы. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2007.





Новации и адаптация

Из обсуждения записи Идея эволюции от ivanov_petrov


«В биологии эволюция - именно изменение во времени.»

А если прыщик возник и пропал - ведь есть изменение во времени, так? - это эволюция?


Стоит только посочувствовать биологам по поводу бедности языка и наличия исходных терминологических проблем, когда столь разные по своей сущности изменения - такие как образование опухоли и формирование новой организменной системы (скажем, иммунной) - называют одним термином. И самое главное непонятно зачем?

Да для биологов тут никаких проблем нет. Проблемы у биологов начинаются только при попытках философствования :)

Проблем нет у тех биологов, которые этих проблем не замечают. А называние разных сущностей одним словом - это надежнейший способ убрать проблемы с глаз долой. Типа, на вопрос "у вас теоретическое описание эволюции?" мы получаем уверенный ответ "да, конечно". Хотя подразумеваться может описание "эволюции токовых площадок самца манакина". А про генезис ароморфозов можно и не задумывать: если эволюция - это про любое изменение, то и ароморфозы нечто из этой же серии, но лишь посложнее: от шалашиков птицы до небоскребов столбовая дорога адаптации).

«А здесь все дело в том, что у биологов нет возможности разграничить эти "сущности".»

На мой взгляд, вполне себе есть возможность. Как и можно отличить адаптацию некоторого технического устройства от его системной модернизации, то есть его идиоадаптацию от ароморфоза. Любая адаптация всегда имеет конкретный внешний фактор, к которому и идет приспособление, и реализуется она практически всегда за счет сокращения общей функциональности, путем деградации. Чего нельзя сказать об ароморфозе. И это вполне формальный критерий. 


Eсли обсуждая некоторое изменение системы (технического устройства, биологического организма, текста, юридического закона и пр.) мы не можем указать некий признак, фактор к чему приспосабливается эта система (устройство или организм приспосабливается для работы под водой, текст - для понимания детьми, закон - для измененной политической системы), так вот, если мы не можем указать к чему идет приспособление, то это изменение не есть адаптация. Просто это что-то другое (поломка, модернизация, улучшение некой характеристики), а не адаптация.

Можно с вами согласиться, что решить проблему генезиса ароморфозов чистые биологи не совсем могут - она действительно во многом философская, но не обращать на нее внимание, игнорировать ее не есть хороший тон.

Меня озадачило вот это: "за счет сокращения общей функциональности, путем деградации". С чего это Вы вдруг так решили? Мне кажется это совсем не обязательным.

Чтобы не быть категоричным я там приписал "практически всегда". 

Давайте рассмотрим наиболее очевидные примеры адаптаций теплокровных: к полету, к жизни в воде, к преодолению больших расстояний (травоядные) и к подземному существованию. Во всех случаях адаптация происходит за счет деградации изначально функционально универсальных конечностей первых млекопитающих или земноводных с явно выраженной пятипальцевостью - перед нами крылья, ласты, копыта, культя-лопата.

Вообще деграционный характер заложен в саму идею адаптации, которая представляется как приспособление изначально универсальной системы к некоторым конкретным условиям, к ограничивающим функциональность признакам среды. Какие-то функции адаптируемой системы становятся лишними, мешающими приспособлению, какие-то гипертрофировано усиливаются. Предельно адаптированные, узко специализированные системы наиболее далеко отстоят от исходного универсального прототипа. Homo Sapiens (и вообще приматы) гораздо ближе к крысам, которые похожи на первых млекопитающих, чем слоны, дельфины, лошади, собаки. Эволюцию можно представить как некоторое стволовое движение универсального вида с расходящимися от этого ствола ветвями специализированных видов. И похоже это дерево не на дуб, как обычно представляют дерево эволюции, а на ель, как ее рисуют дети - с опущенными вниз ветками. Ароморфоз - это скачок на новый уровень вверх, а идиоадаптация - нисходящая дивергенция: чем дальше от ствола, тем ниже уровень, больше деградация. 

«И все это происходит без сколько-нибудь серьезного изменения строения бактерии в целом. »

По сути, вы описали ситуацию, которая не подпадает по мое "почти всегда" - да адаптация, особенно в таких простейших случаях как с бактериями идет без существенного изменения структуры и сложности. Но если мы возьмем адаптацию клетки к существованию в многоклеточном организме, то получим наглядный пример, когда эта специализация идет за счет обрезания полного универсального функционала, по сути, за счет деградации. Сама возможность такого крупнейшего ароморфоза, как появление многоклеточности, основана именно на деградации исходно универсальных одноклеточных. Ну и попутно можно заметить, что невозможно представить этот ароморфоз (многоклеточность) как результат приспособления клетки к каким-то конкретным факторам среды.

Итого, мы, конечно можем привести примеры адаптации без изменения сложности, но ведь нам интересен именно факт того, что в огромном количестве случаев адаптация идет по пути деградации организменных систем. И это вполне естественно: на входе универсальное устройство, а на выходе - специализированные с урезанным функционалом и гипертрофированными элементами. Это подразумевается самим принципом адаптации, очевидном на таких примерах, как адаптация текста книги к детскому восприятию, спектакля к условиям маленькой сцены, юридического закона к частной политической ситуации и пр.

Вот возьмем такую излюбленную модельку, как социальная амеба. Придумала ж себе адаптацию к неравномерности пищевых ресурсов в пространстве и времени.

Конечно, я ожидал этого лежащего на поверхности примера. Но если вы вдумаетесь в него, четко сформулируете, то увидите, что он не так очевиден. 

Во-первых, само "коллективное" поведение амебы трудно отнести к адаптационным - тут нет приспособления к некоторому конкретному фактору среды. Еще на уровне одноклеточных это уже скорее ароморфоз, расширяющий возможности приспособления к различным условиям, чем адаптация. Особенно если посмотреть на изменение отдельной клетки: ее модификацию при при образовании "шара" нельзя связать с неким фактором среды (тут не надо путать условия запуска поведения с фактором, к которому идет приспособление). Во-вторых, сам акт формирования из одноклеточного организма многоклеточного, то есть, по сути, уподобление особи популяции, нельзя описать как адаптация к чему-то.

Согласитесь, если бы нам дали две задачки: (1) переход бактерии на другое питание и (2) формирование многоклеточного организма, то мы их не отнесли бы к одному классу, к одному уровню, не стали бы решать их одним методом. Так и во всех примерах с адаптацией и ароморфозами: в одном случае, надо что-то умять-подмять-удлинить-подкрутить или вообще отбросить, чтобы не мешало, а в другом - придумать комплексное, системное решение для целого класса задач, создать универсальное устройство нового типа. Тут, по сути, нужен трезвый инженерный взгляд.


Итак, адаптация всегда конкретна, для ее констатации необходимо указание к чему идет адаптация, к какому фактору среды (ключик должен подойти к замку - это адаптация). Ароморфоз (системная новация) - это изменение общей функциональности организма/устройства, открывающая возможности для новых адаптаций, для ароморфоза невозможно указать конкретный фактор среды, ради которого он появился: к чему адаптация четырехкамерного сердца? иммунной системы, теплокровности, многоклеточности? и пр. То есть тут нет того замка, к которому подбирался бы ключ. 

Для лучшего понимания, можно обратиться к эволюции техники, где мы четко различаем модернизацию, рационализацию, адаптацию устройства к некоторому фактору, к работе в определенной среде, от изобретения нового устройства или нового блока устройства, дающего ранее не имеющиеся функциональные возможности. И тут (в технике) мы понимаем, что рационализация может быть достигнута простым перебором вариантов, и этим она принципиально отличается от изобретательской деятельности, в результате которой появляется нечто принципиально новое (это формальное отличие изобретения от рационализации зафиксированное юридически). Ну и ясно, что никакое изобретение не получается в результате цепочки рационализаций предыдущего устройства - что ни делай с ДВЗ, ну не получить из него электрический двигатель. Приводимый пример с переходом бактерий на другую пищевую базу - чистая рационализация/адаптация, а формирование многоклеточного организма принципиальное изобретение - системная новация, ароморфоз. 


Давайте просто на миг забудем про все наши знания из СТЭ и посмотрим на ситуацию как на новую: вот у нас организм, вот мы хотим адаптировать его к какому-то фактору. В итоге добиваемся этого - некий параметр организма соответствует фактору. На этом стоп, дальше ничего быть не может - никакой следующий шаг немыслим. Каждая адаптация заканчивается своей реализацией и никуда дальше не ведет. И самое главное, практически все системные новации появляются на этапе формирования универсального предка, то есть на уровне формирования нового класса, а весь последующий адаптационно дивергентный путь уже не вызывает никаких ароморфозов: в результате адаптации млекопитающих к различным, самым экстремальным условиям не появилось никаких ароморфозов. Мы наблюдаем только деградацию отдельных органов по ходу все увеличивающейся специализации, то есть при наиболее глубокой адаптации.

«эхолокацию летучих мышей нельзя отнести к ароморфозу?»

Нельзя. В результате появления эхолокации ниша существования вида только сузилась и и произошло атрофирование других органов. Эхолокация типичный пример узкой специализации. 

То есть можно привести еще одни признак ароморфоза - он не задает специализацию, не ограничивает нишу существования, а наоборот предоставляет новые возможности для адаптации к различным, ранее недоступным местам обитания. Идиоадаптация заводит в тупик специализации, а ароморфоз - открывает новые возможности адаптации. И еще, ароморфоз - это изменение присущее высшим таксонам, скажем, всем представителям класса, а адаптационные особенности различают между собой отряды-виды, а то и популяции одного вида.


Примечательно и такое отличие ароморфоза от адаптации: похожие адаптации появляются многократно у видов различных классов, а системные изменения уникальны - раз появившись они не повторяются ни при каких условиях. Это я называю принцип авангардности эволюции: системные новации возможны только на переднем крае эволюции на уровне самых развитых на текущий момент образований. Эволюция движется приращением системных новаций (ароморфозов). В то время как адаптация возможна для систем любого уровня в любое время было бы к чему адаптироваться. Вот вы приводили пример адаптации бактерий, а факт повторного образования многоклеточности неизвестен - хотя если это лишь следствие адаптации, то что мешало ей  почти за миллиард лет  появляться перманентно то там, то сям?

«Например, теплокровность. Ясно, что это адаптация к низким температурам. Возможно, что также к инфекциям, или другим факторам среды.»

Вот когда можно так или этак, значит уже большая проблема с тем, чтобы относить изменение к идиоадаптациям, поскольку адаптация всегда предельно конкретна: есть внешний фактор и есть признак организма, соответствующий этому фактору. А если это комплексное решение - и инфекции, и возможность существовать в высоких широтах, и повышенная активность - то это явно не адаптация. Ну и к тому же теплокровность возникала в экваториальных широтах и поэтому никак не может быть адаптацией к низким температурам. 

Тут следует особо отметить, что основной системогенез, то есть образование новых классов происходит именно в тропических широтах и без всякой островной и прочей изоляции, то есть в неэкстремальной среде и при избытке ресурсов. Это с одной стороны, а с другой ни одна узконаправленная адаптация (скажем, в высоких широтах, высокогорная, пустынная, островная) не привела в итоге к ароморфозу - появлению нового системного устройства организма. То есть когда мы берем условия явно требующие адаптации (просто для выживания), то нет никаких системных изменений, только деградационная специализация, а новые системы ароморфозов, характерные для новых классов, появляются в стабильной среде не требующей никаких "эволюционных усилий" для выживания.

Для того, чтобы как-то разобраться в этой проблеме, на мой взгляд, прежде всего надо не концентрироваться на эмпирике, а попытаться сформулировать проблему теоретически, представить общую схему. Ведь при анализе конкретных изменений мы редко имеем дело с чистыми случаями: любая идиоадаптация есть приспособление не только к фактору среды, но и к изменившемуся в результате предшествующего ароморфоза организму. А чистая схема выглядит так: перед нами вполне однозначно выделенные уровни организации биоты, приблизительно совпадающие с разделением на классы. И если мы вообще забудем про адаптацию и возьмем наиболее универсальных представителей этих уровней (а они обычно и являются прародителями классов), то вполне себе сможем выделить их системные отличия - именно системные, а не адаптивные. Ну загляните внутрь организма: что там приспособлено к какому фактору среды? Ну а все разнообразие внутри класса различается уже именно по формам приспособления к тем или иным нишам.


Да, конечно, любые данные можно превратить в несколько разных фактов. И адаптацию понимать и узко, как приспособление к конкретному фактору, когда мы однозначно можем указать, мол, вот этот выступ подходит вот к той впадине, и очевидны критерии отбора, и широко, типа, вообще адаптации к жизни - если некая организменная система полезна для общего выживания, значит она адаптивна, хотя при этом совсем не понятно по каким признаком возможен отбор.

«биологическая эволюция - это только микроэволюция, макроэволюция же не может происходить иначе как путем божественных актов творения. Не к этому ли Вы клоните?»

Есть и другие решения проблемы спонтанного возникновения новой сложности (актов творения). Хотя, да, в целом биологическую, как и любую эволюцию можно описывать, как цепочку системных новаций, перемежающихся этапами адаптационной дивергенции, подготавливающими новый акт системогенеза.

«Ваши слова заслуживают того, чтобы над ними долго думать, но все же вряд ли можно согласиться.»

А несогласие только на уровне "нас учили не этому". Я же привожу просто эмпирические факты и делаю довольно очевидные обобщения. А тезис, что можно "свести макроэволюцию к последовательности микроэволюционных событий" не подкреплен ничем - в этом месте в СТЭ просто провал.

Если интересует эта проблема, то посмотрите часть моей книги Новации, посвященной биологической эволюции.


Про интеллект

Фрагменты обсуждения в ЖЖ serge_gorshkov в записях Логика, искусственный интеллект и договороспособность умных людей и Искусственный интеллект на OWL  


«Дайте ваше определение искусственного интеллекта?»

Ну, наверное, просто интеллекта? А искусственный - это уже производное? И конечно, лучше говорить о понятиях, а не терминах. То есть перед нами стоит задача зафиксировать понятие, которое отличается от биологической жизни (мы ведь не про искусственную жизнь), от адаптационной функции систем (мы же хотим моделировать нечто сугубо человеческое), и не сводящееся к выполнению однозначно воспроизводимых операций/действий (иначе все разговоры об ИИ закончились бы при появлении калькулятора, ну или современного компьютера). Итак, нас интересует понятие, которое не только отличает человека от животных, но и указывает на определенный вид человеческой деятельности, не заключающейся в воспроизведении заранее известных алгоритмов. И такой вид деятельности хорошо известен и называется он творчеством. И если говорить об интересующей нас теме, то речь идет о творчестве связанном с мышлением. То есть можно выделить особую исключительно человеческую, высше-человеческую деятельность, которая заключается в производстве (выдумывании) нечто принципиально нового. И если задачу воспроизводства уже описанного, сформулированного, алгоритмизированного уже можно считать решенной, то в качестве следующего шага в этом направлении следует признать моделирование человеческой деятельности по генерации новаций. 


Если подбирать термин для обозначения этой деятельности, то наиболее подходящим, на мой взгляд, является "интеллектуальная". И это очевидно, поскольку деятельности, которые заключаются лишь в воспроизводстве некоторых алгоритмов мы не называем интеллектуальными. А интеллектуалами профессиями и интеллектуальными представителями этих профессий считаем тех, кто был в состоянии произвести хотя бы одну мыслительную новацию - защитить диссертацию. 


В итоге имеем: интеллект - это "инструмент" деятельности по производству новаций. Интеллектуальный человек - это тот, кто способен генерировать (а не выводить по алгоритму) новые мысли, идеи. Однако, повторяю - речь идет не о словах, а о понятиях, о разделении двух из них: (1) воспроизводство операций (пусть и сколь угодно сложных, но лишь воспроизводство) и (2) производство/генерация новаций. И ставя задачу моделирования высшей человеческой деятельности (а не адаптации животных или способности человека воспроизводить сложные операции) мы естественно имеем в виду именно второе понятие, которое я бы назвал "производство интеллектуальных новаций" в отличие от воспроизводства рассудочных операций (за пределы которых не выходит логика).


Итак, независимо от той или иной терминологии нам надо строго фиксировать предметную область моделирования: мы про обучение машины тому, что воспроизводит/повторяет каждый человек, или про создание аналога того, что делает из человека творца, способного генерировать новации? Понятно, что реализовывать надо и то, и то. Но при этом надо понимать, что распознание картинок и речи, логический вывод - это про одно, а творческое мышление - это нечто другое. И только это другое я бы назвал словом "интеллект". (Ну не называть же интеллектуальной деятельностью узнавание на рисунке собаки или логический вывод, мол, если вино произведено в Шомпани, то оно французское ?))).


Подробнее в текстах Восхождение к интеллекту. Опыт эволюционно-иерархической классификации и Интеллектуальные новации и адаптации 

«Мы до сих пор так и не знаем подробностей работы нашего разума»

Так ведь это безразлично для темы обсуждения - ваш вопрос касался не механизма, а различения/определения, которое можно провести феноменологически - по анализу деятельности и ее результатам.


«Утверждения о качественном отличии человеческого сознания от сознания высших животных - не более, чем результат нашего слишком высокого самомнения.»

Вы продолжаете смешивать механизм и функциональность. Отличается ли нечто в головах у собаки и человека - это отдельный вопрос. Но независимо от него мы можем строго различить: (1) адаптивную деятельность животных, реализуемую только в поколениях, (2) перманентную (по текущей ситуации) адаптацию человека путем смены алгоритмов поведения с использованием элементов культуры (пошел дождь взял зонт, надо в Лондон - полетел самолетом), и (3) деятельность по локальному (а не в поколениях) производству новых элементов культуры и алгоритмов оперирования с ними. Это вполне формально различимые деятельности не требующие для их фиксации каких-то пространных рассуждений о "качественном отличии человеческого сознания" и пр. И предполагающие различные подходы к их описанию и моделированию. Согласитесь, как программист, что выполнить алгоритм и придумать принципиально новый - это две большие разницы.

«Из этого напрашивается вывод, что то, что мы не можем так же детерминировать деятельность более высокоразвитых животных - проблема наших методов исследования и уровня развития науки, а не свидетельство качественного отличия этой деятельности.»

Это верное, если бы мы обсуждали однозначно воспроизводимое, да еще генетически закрепленное поведение (результат адаптации). Но ведь я выделил две принципиально разных деятельности: воспроизводство неких алгоритмов (муравьями или человеками) и творение нового (локально доступное только человеку). И понятно, что здесь апелляция к муравьям не покатит.

«Логически развивая такие рассуждения, я прихожу к мысли, что творчество - это не некая алхимия (так легко дойти до обоснования его божественной природы), а просто крайне сложная деятельность, которую мы не можем понять и объяснить, но которая тем не менее точно также может быть разложена на составные части и детерминирована.»

Так где же здесь логика? Исходно дано: есть однозначно воспроизводимая деятельность муравьев, есть недоступная никому, кроме человека творческая деятельность. И какой вы делаете из этого вывод? Вторая сводится к первой. На основании чего вы сделали такое заключение? Хотя тут вообще не следует обращаться к какой-то экстраполяции - достаточно понимания факта, что появление нового принципиально не может быть описано в рамках какой-либо логики. Новация алогична по своей сути.

«С этой точки зрения, нет качественной разницы между мыслительным процессами, происходящими при выборе йогурта на полке в супермаркете и при сочинении стихотворения.»

С какой "этой"? Вы высказали нелогичное и ничем не подтвержденное предположение. Ну и к тому же опять стали рассуждать на уровне реализации (мыслительных процессов). Хотя на уровне деятельности - дворника и лауреата Нобелвской премии - разница принципиальна и очевидна.

«Так что искусственный интеллект для меня - это любая не живая система, имитирующая мыслительные функции живой.»

Это распространенная позиция. С моей точки зрения она выглядит как нежелание строго сформулировать проблему, провести анализ различных видов деятельности. В любом случае видение и понимание отличий лучше, чем желание все свалить в одну корзину. Для того, чтобы утверждать сводимость задач надо прежде всего их сформулировать.

«ее нашел первый муравей, съел, не умер, и другие муравьи тоже стали есть конфеты. Это новое? :)»

Муравей съевший конфету, конечно же не новация. А вот первая конфета и первый муравей - это новое. Ведь было же время, когда не было конфет? Как и было время, когда не было муравьев. Вы можете себе представить логику, алгоритм, при просчете которых появилось нечто новое? Скажем, новое понятие? 


И на мой (и не только мой) взгляд проблема появления нового - это центральная проблема современной науки в частности биологии и уж точно наук о человеческом мышлении. И тут понятие "новое" нагружает само себя по самое не могу, поскольку на сегодня нет теории, объясняющей механизм формирования новаций (большинство довольствуются формулой "так случайно вышло").

«С другой стороны, способность человека генерировать новизну крайне сомнительна. Это легко доказывается экспериментами по придумыванию несуществующих животных: люди будут придумывать каких угодно монстров»

Вы попали пальцем в небо. Да, подавляющее большинство людей неспособно придумать нечто новое. Но есть ньютоны, эйнштейны, маркони-поповы... Да, их единицы. Так и новации появляются не каждый понедельник. Возможность человека генерить новизну подтверждена всей историей человечества. Ну и понятно, что электрический двигатель не есть комбинация деталек парового. 


И тут мы опять сталкиваемся с разными видами деятельности, про которые я же раз пятый пишу: миллиарды людей действительно перебирают комбинации, а чаще просто выполняют известный алгоритм, а единицы творят новое. Вам кто интересен? Что вы конкретно и люди в массе ожидаете получить в качестве ИИ? Калькулятор или устройство способное к генерации новизны?

«Степень гениальности (способности к созданию "нового") определяется тем, насколько далеко человек...»

Опять же "степень гениальности" конкретного человека нас должно мало волновать. Проблема в самой возможности нового и способности его генерить.

«Просто логика - получение новых знаний на основе уже известных.»

Вы точно уверены, что из античных знаний можно сугубо логическим путем вывести все современные научные достижения? Или даже что из классической механики логически вывести уравнение Шреденгера? Даже какие-то прорывные (новые) решения в свой собственной деятельности вы не выводите из вычитанных знаний. И проблема не в том, что мы как-то скрыто проскакиваем логическую цепочку вывода нового, а просто ее - это цепочки - нет. Новое не получается модификацией, комбинацией, логическим выводом из старого. Мне казалось, что это очевидно для любого человека знакомого с логикой, понимающего природу логического вывода, который (вывод) однозначно предопределяет то, что может получиться в итоге, который не подразумевает появления в "итого" нечто, что никогда не получалось при прежних выводах. На то она и логика, что в ней недопустимо нарушение правил. А любое новое - это нарушение правил.

«В калькуляторе этого нет, а в OWL, нейросетях и машинном обучении - есть.»

В OWL однозначно - нет. Ситуацию с выводом в онтологии можно представить как заполнение узлов графа, которые изначально подразумеваются, но не были заполнены руками. По сути, резонер просто устанавливает связи между имеющимися в онтологии сущностями (которые есть и до вывода), но он принципиально не может логически вывести новую сущность. Аналогичная ситуация и с современными нейронными сетками - их обучают распознавать и воспроизводить то, что уже есть. Это заложено в самом понятии "обучение". Нельзя научить генерировать новое. Этому нельзя научить даже человека.


Подвиду итог. Я ничуть не хочу принизить, показать незначимость работы в областях, которые ныне представляются как имеющие отношение к ИИ. Хотя с моей точки зрения разработки идут лишь на уровне воспроизведения неинтеллектуальной, лишь адаптивной, а то и просто строго алгоритмической деятельности основной массы людей (распознать лицо, найти в справочнике информацию, заказать пиццу). Но предполагаю, что теория новационогенеза вполне возможна (чем я и занимаюсь уже десяток лет с определенным успехом). Но для того, чтобы добиться практического результата в моделировании интеллектуальной (новационной) деятельности надо прежде всего видеть и формулировать проблему, а не надеяться на то, что если мы сделали программируемый калькулятор, то наращивая его память и скорость процессора творческая деятельность получится сама собой. Она лежит на другом уровне - иначе не было бы такой пропасти между интеллектуалами (гениями) и общей массой.

*

Но на мой взгляд, вернее, с моей позиции, предполагающей различение адаптации, разумного поведения и интеллектуальной деятельности, все что касается теста Тьюринга не имеет отношения к интеллекту. Тесть Тьюринга ориентирован на выявление разумного речевого поведения, то есть на умение пользоваться социумными алгоритмами и умело сменять их при изменении условий (с чем современные боты уже вполне справляются). Естественным тестом на интеллектуальность (как для человека, так и для любого устройства) можно признать написание и защиту диссертации, а или попросту, создание интеллектуальной новации.

«Наверное, как что-то вроде игры программных агентов в «Что? Где? Когда?» с Сергеем в роли ведущего.»

Для меня очевидно, что успех в играх подобных «Что? Где? Когда?» не подразумевает наличие интеллекта, а только большую эрудицию. Что ярко продемонстрировал Вассерман, да и вообще факт, что никогда победители эти игр не отличались в научных и других сферах, где требуется достижения новационых результатов, решения задач без известного ответа.


Итак, ваши пояснения предельно понятны и действительно касаются позиции и направления мысли Сергея. Но не являются ответом на мои вопросы: что такое интеллект? должны ли мы различать интеллект мыши, ребенка и нобелевского лауреата? возможно ли решая задачу адаптации в рамках заданной логики получить новационный результат? По мне так, если различать деятельность ученого и мыши (а различать все же надо - это разные предметные области), то термин "интеллект" следует закрепить для обозначения именно первой. Хотя, как уже много раз писал, проблема не в терминологии, а в различении понятий и точном формулировании задач - не на уровне, мол, решим что полегче, а сложное само получится.


В современной ИТ отрасли термином "ИИ" называют все, что не сводится к простому алгоритму. И тогда, да, экспертные системы можно отнести к ИИ. Но обсуждается же не терминология, а принципиальный вопрос: компьютерное моделирование работы дворника или даже игры в "Что? Где? Когда?" относится к одной задаче с моделированием, скажем, научного творчества или к разным? Многие считают, что мы имеем дело с разными уровнями сложности одной задачи. Я же утверждаю, что это принципиально разные задачи. Это ясно даже с позиции оценки результата: в первом случае речь идет о выполнении стандартных операций, поиске уже известного результата, а во втором о нахождении нечто принципиально нового.



Финита ля история

Оригинал взят у artem_kazhdy в Выпустили футурологический сборник про сингулярность.

Силами идейного вдохновителя и организатора российской Ассоциации футурологов Константина Фрумкина составлен, а теперь еще и выпущен в продажу сборник со скромным названием "Сингулярность. Образы "постчеловечества"". Статьи подбирались не по темплану, а по авторам, так что охват тем и концепций там должен быть ого-го.



Содержание
Часть 1. Сингулярность: разрыв в развитие цивилизации

  • Александр Болдачев. Финита ля история - политико-культурно-экономическая сингулярность как абсолютный кризис цивилизации

  • Андрей Мирошниченко. Череда сингулярностей. Этика сверхличности и Сингулярность-2

  • Сергей Кричевский. Живое универсальное разумное существо: гипотеза пост-постчеловеческого будущего

Часть 2. Футурология информационного общества

  • Алексей Скаленко. Глобальная трансинформационная сущность цивилизационного процесса

  • Андрей Мирошниченко. Освобождение авторства. Адаптемы медиа

  • Константин Фрумкин. Комментированная реальность

  • Юрий Визильтер. Закат буквы, или Несколько гипотез о бытовании литературы и поэзии в постписьменную эпоху

Часть 3. Социология будущего

  • Александр Шубин. Путь информалиата

  • Игорь Эйдман. Контуры нового общества

  • Константин Фрумкин. Куда эволюционирует мораль

  • Юрий Шушкевин. Генеалогия нового неба. Реконструкция прошлого может стать основной задачей будущих поколений

Часть 4. Футурология: метод и контекст

  • Станислав Бескаравайный. Прогнозирование развитие техники

  • Антон Первушин. Сумма космонавтики. Взгляд Станислава Лема на будущее космической экспансии

Примечания

Купить в Лабиринте
Константин говорит, что в Московском доме книги уже есть.

Нереальная реальность

Недавно я полностью отказался от использования понятия "реальность", трактуемого как онтологический регион, некое вместилище чего-либо. Оставил в своем философском лексиконе только понятие "реально" ("реальный"), используя его для фиксации совпадения по указанию объектов в различных субъектных действительностях.

Нельзя сказать, что кружка, которую я передал вам, то есть кружка существующая и в моем, и в вашем сознании, существует в какой-то "реальности" (во что-то помещена), следует говорить "кружка реальна для нас". То есть когда некой группой субъектов констатируется реальность объекта, то этим фиксируется факт, что эта группа может осуществлять совместную деятельность с этим объектом, считая его при этом реальным. Так реальными могут быть и идеи, понятия, художественные образы. Это существенно упрощает и уточняет терминологию: у нас нет необходимости говорить "идея существует в реальности" (это принципиально неверно, поскольку существование возможно только в сознании), достаточно сказать, что она реальна (является реальной) для некоторой группы субъектов. То, что мы в быту называем словом "реальность" есть лишь условное название для множества вещей, существующих в субъектных действительностях большинства населения планеты.

Итак, в моей понятийной сетке нет ни общей так называемой "объективной реальности", ни каких-то других реальностей (уровневых, региональных и пр.), есть только конкретные реальные, то есть существующие во множестве сознаний, а следовательно доступные для совместной деятельности, объекты. (Кстати, отказ от понятия "реальность" и переход к использованию только понятия "реально" ("реальный") есть лишь возврат к кантовско-гегелевской традиции - в их текстах мы не найдем упоминания о какой-то "реальности", понимаемой как онтологическое вместилище объектов.)

Может ли новация отменить новацию?

Получил вопрос в комментарии к старой записи Разбор эволюционной терминологии (2009)
sauhetzer: (Ссылка) «А вот может ли новая новация отменить изменения, вносимые старой новацией? Т.е. была новация "А" (скажем, появление позвоночника или химической реакции или четырехкамерного сердца - не суть важно) - и все последующие аналогичные события уже не новации (А), а "обычные феномены" (а). Так вот, может ли появиться новация "B" и ее "детки "b", которые отменят феномены "a", сведя по сути, новацию "A" и ее влияние на нет?»
Спасибо за вопрос. Сначала отмечу, что если говорить об адаптивных новациях, то они безусловно редуцируются, как, к примеру, конечности у копытных и водных млекопитающих. Если же говорить о системных (истинно эволюционных) новациях, то я не могу припомнить ни одного примера, подтверждающего их "отмену". Да, конечно, вполне обычны ситуации, когда биологический вид теряет зрение или некоторое сообщество людей деградирует с забыванием технологий. Но так, чтобы новация исчезла вообще...

И связано это, прежде всего, с тем, что событие локального феноменального проявления новации - это не случайный акт, а результат развития эволюционной системы (биосферы, социума) как целой - в ее структуре (темпоральной) уже заложена "идея" новации, и пропасть она не может. К тому же, все последующие новации основываются на предыдущих, и в этой ситуации трудно представить, что что-то новое может принципиально изменить порождающую его систему.

Хотя, буду держать этот вопрос на контроле - а вдруг, что-то всплывет. Спасибо.