Category: наука

site

Чего нет в моем ЖЖ, но есть на моем сайте

UPD (06.11.14). Сайт On-line кабинет Александра Болдачева не обновляется. Максимальную подборку текстов и ссылок на видео можно найти на странице "Философского штурма".



Использую ЖЖ лишь как дополнительную площадку для общения.

Все тексты на сайте On-line кабинет Александра Болдачева.
Что там можно найти:

Collapse )
site

Интернет-книга

Моя новая книга  "МояФилософия.RU".
Я не стал издавать ее в традиционном варианте, а сделал интернет-книгу. Да-да, именно интернет-книгу, а не электронную версию бумажной - в книге нет ни оглавления, ни установленной последовательности фрагментов, читать ее можно в любом порядке, делая выборки по темам, уровню сложности.

Многие из вас причастны к созданию этой книги - ведь она во многом составлена из фрагментов сетевых дискуссий. За что всем огромное спасибо. 

Еще одна попытка с предупреждением

Кажется я понял, в чем моя ошибка при объяснении центрального понятия событийной онтологии “темпоральность”: я изначально не уточняю, что речь идет о том, что не дано нам в опыте, что для нас не очевидно, что мы принципиально не можем зафиксировать с помощью часов. Обычно я к этой мысли подвожу как к выводу, следствию, а надо предупреждать изначально, с первых слов.

Итак, предупреждаю: мир нам дан только и исключительно хронально, мы фиксируем время как последовательность различенных событий, привязывая каждое событие к некоторой точке на оси времени. Все, что могут нам дать часы - это длительность (хрональное “расстояние”во времени) между точками свершения различных событий. Так мы и рисуем: ось времени и на ней точки событий А, В, С (момент времени, когда грузовик выехал из пункта А, момент времени, когда достиг пункта В и момент прибытия в пункт С). Точно также точками мы можем отметить грузовик на пространственной оси, зафиксировав расстояния между его положениями в моменты времени.

А теперь, внимание, мы же понимаем, что точки на пространственной оси условны, знаем, что настоящий грузовик на этой оси надо рисовать отрезком, который длиннее отрезка, скажем, велосипеда, и перемещать по оси надо не точки, а отрезки. Эти отрезки отображают пространственные габариты вещей, их протяженность в пространстве. Еще раз: есть координата в пространстве (мы ее обозначаем точкой), а есть протяженность в пространстве (мы ее рисуем отрезком).

И теперь возвращаемся к временной оси. Пропуская все объяснение откуда, зачем, почему, для чего, какие проблем это решает, что объясняет и т.п. и т.д., так вот, без объяснения, просто как умозрительный концепт: темпоральность объекта (любого) это его протяженность (габариты) во времени. Принимая концепцию темпоральности (распределенных во времени систем) мы, отображая на оси времени положение объекта, (как и в случае с пространственной осью) должны рисовать не точки, а отрезки. Каждый объект в “здесь и сейчас” имеет некоторую протяженность вдоль оси времени. Но в отличие от пространственных габаритов, темпоральность(габариты во времени) объектов мы не замечаем, не фиксируем (этому есть вполне рациональное объяснение, кто захочет найдет его в статье Введение в темпоральную онтологию).

Итак, если мы хотим изобразить на оси времени человека и грузовик (стоят ли они или двигаются не имеет значение - хрональное же время все равно изменяется), то должны рисовать не точки, а отрезки разной длины. Причем “отрезок” (темпоральность, протяженность во времени) человека на порядок больше, чем “отрезок” (габариты во времени) грузовика. То есть на вопрос “чем принципиально отличается человек (организм да еще разумный) от механизма (грузовика)?” есть формальный ответ: темпоральностью - темпоральность (распределенная во времени сложность) человека на порядки больше, чем темпоральность грузовика, который практически точечный во времени (хотя его темпоральность больше, чем темпоральность, скажем атома). Но напомню предупреждение, ни с помощью часов, ни в непосредственном различении темпоральность объектов нам не дана - это основной секрет, основный принцип данности мира в сознании. Находясь в своем “сейчас” мы не видим его габариты, свою протяженность во времени. Субъекту, какой бы темпоральностью он ни обладал, его мир (сознание) дано мгновенно (без разворачивания по типу прорисовки на экране электронно-лучевой трубки).

На мой взгляд, сам концепт темпоральности, протяженности, распределенности во времени, как идея, как образ, принцип довольно прост. Его можно использовать или не использовать, с ним можно соглашаться или нет, но не понимать, думаю, сложно. А вот для того, чтобы хоть поверхностно разобраться с темпоральной онтологией, на том уровне, на каком она представлена сейчас в текстах, попотеть мозгами все же потребуется. Чаще и легче разобраться получается у людей не сильно обремененных философскими идеями. Скорее всего, им просто не приходится отказываться от уже устоявшихся схем - вот и проще принять новое.

Ильенков и границы материализма

В моей заметке "Материализм – это приживальщик науки" было такое предложение:
«Чтобы быстро и легко опровергнуть мысль моей записи всего лишь достаточно привести ряд собственных, не позаимствованных у науки, философских идей материализма.»

Уважаемый ddna (ссылка) в качестве таковых идей предложил несколько цитат из "Космология духа" Эвальда Ильенкова.
«...в материи в целом развитие в каждый конечный момент времени актуально завершено, в ней одновременно актуально осуществлены все ступени и формы ее необходимого развития. Взятая в целом, материя не развивается – она не может утратить ни на один миг ни одного из своих атрибутов, как не может обрести и ни одного нового атрибута.»
Первая цитата не имеет непосредственного отношения материализму: замените в ней слово "материя" на "мир", "идея", "дух" и получите мысль, распространенную в древнейших трансреальных восточных философских системах (Взятый в целом, [мир, дух] не развивается..). Это прямое заимствование.
«Как нет мышления без материи, так нет и материи без мышления.»
Опять же банальнейшее заимствование и даже не из философии, а из религии, когда некий абсолют объявляется основой всего, а потом констатируется, что нет нечто, без Абсолюта, а Абсолюта без нечто (Абсолют проявляется через нечто).
«...понимания мышления, мыслящей материи, как абсолютно высшей формы движения и развития. Мышление бесспорно, есть высший продукт всеобщего развития, есть высшая ступень организации взаимодействия, предел усложнения этой организации. Формы более высокоорганизованной, чем мыслящий мозг, не только не знает наука но и философия принципиально не может допустить даже в качестве возможного, ибо это допущение делает невозможной самое философию.»
А это вообще песня акына: вижу, что нет ничего сложнее и пою о том, что нет ничего сложнее. Вы точно уверены, что именно материализм открыл нам глаза на то, "мышление бесспорно, есть высший продукт всеобщего развития..."? Это если уж не бытовая банальность, то рядовой научный факт, для констатации которого не нужна никакая философия, тем более материализм.
«Признав – как теоретически необходимое положение – невозможность более высокой, чем мышление, чем мыслящий мозг, формы, мы неизбежно должны, вынуждены принять и «нижний» предел – предел, ниже которого оказывается невозможным существование материи... Такую частицу, по-видимому, приходится допустить, – частицу, которая лишена химических, электрических и тому подобных свойств»
Это прямое заимствование из монадологии Лейбница, или просто парафраз про кварки или планковскую частицу. К материализму эта идея не имеет никакого отношения, если не считать, что ее высказывает материалист.
«...поскольку мыслящая материя мозга есть абсолютно-высший продукт всеобщего развития, – постольку резонно предположить, что в ходе всеобщего круговорота взаимных превращений одних форм движения мировой материи в другие она занимает особое место, играет особую роль – такую роль, которую не могут играть другие, менее сложно организованные формы движения...
Реально эта роль представляется так: человечество (или другая совокупность мыслящих существ) в какой-то, очень высокой, точке своего развития – в точке, которая достигается тогда, когда материя более или менее обширных космических пространств, внутри которых человечество живет, остывает и близка к состоянию так называемой «тепловой смерти», – в этой роковой для материи точке – каким-то способом (неизвестным, разумеется, нам, живущим на заре истории человеческого могущества) сознательно способствует тому, чтобы начался обратный – по сравнению с рассеиванием движения – процесс – процесс превращения умирающих, замерзающих миров в огненно-раскаленный ураган рождающейся туманности.»
Здесь переписан с использованием слова "материя" древнейший концепт циклов инволюции и эволюции мира. Вот как его пересказывает Рерих: "Для того чтобы началась какая-либо эволюция, огненная искра духа должна войти или спуститься в инертную материю. Для духа это инволюция, для материи — начало эволюции". (Е.И. Рерих, «У порога нового мира»). Не говоря уж о том, что написанное Ильенковым выходит за рамки материализма, подразумевая нарушение законов физики.
«Реально это можно представить себе так – в какой-то, очень высокой, точке своего развития мыслящие существа, исполняя свой космологический долг и жертвуя собой, производят сознательно космическую катастрофу – вызывая процесс, обратный «тепловому умиранию» космической материи, т.е. вызывая процесс, ведущий к возрождению умирающих миров в виде космического облака раскаленного газа и пара.»
Все про то же - Ильенков, понимая недостаточность материализма для описания мира, прибегает к древним восточным концепциям, конечно, пересказывая их в материалистических терминах - других он не знает, но если и знает, то использовать их ему никто не разрешил бы)))

Вот и печальный финал талантливого философа, мыслям которого было тесно в материализме, который понимал, что не только ничего нового на этом языке сказать нельзя, но и невозможно выразить ранее накопленное философией содержание.

Рекомендуемая литература

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Дальневосточный федеральный университет»
ФИЛИАЛ ДВФУ В Г.УССУРИЙСКЕ

ПРОГРАММА
ГОСУДАРСТВЕННОГО ЭКЗАМЕНА

(междисциплинарного)
по специальности 050102.65 Биология

Программа обсуждена на заседании кафедры естественнонаучного образования «29» января 2013 г.,
протокол № 5.
...
...

IV. Рекомендуемая литература
Теория эволюции
Основная

  1. Болдачев, А.В. Новации. Суждения в русле эволюции / А.В. Болдачев. — СПб: Изд-во Санкт-Петербургского ун-та, 2007. — 256 c.

  2. Лукашов, В. В. Молекулярная эволюция и филогенетический анализ / В. В. Лукашов. - М.: БИНОМ. Лаборатория знаний, 2009. - 256 с.

Дополнительная

  1. Берг, Л.С. Труды по теории эволюции / Л.С. Берг. - Л.: Наука, 1977.

  2. Гергиевский, А.Б. Эволюция адаптаций / А.Б. Гергиевский. - Л.: Наука, 1989.

  3. Иорданский, Н.Н. Эволюция жизни / Н.Н. Иорданский. - М.: Академия, 2001.

  4. Красилов В.А. Нерешенные проблемы теории эволюции / В.А. Красилов. - Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1986.

  5. ... [еще 13 книг]

Ссылка

Материализм – это приживальщик науки

По сути, материализм – это не философское направление, а банальный научпоп. К примеру, до появления квантовой механики он говорил одно, а после другое. Случится новый прорыв в физике – материализм начнет с умным видом вещать третье. Подумайте, как в материализме XIX века можно было бы получить представления о корпускулярно-волновом дуализме, принципе неопределенности, квантовой спутанности? Да никак. Тогдашний материализм посчитал бы эти, ныне сугубо научные, концепты метафизическим бредом. Материализм с одинаковым успехом согласовывался и с доэволюционной биологией, потом с дарвинизмом, а если в ближайшее время в биологии будет найден новый подход к решению эволюционных проблем, то материализм, ничуть не смущаясь, будет и его объяснять с материалистической точки зрения. Из материализма ничего не следует, и поэтому он с готовностью будет описывать все, что бы ни всплыло в науке.

Материализм принципиально неконцептуален. Возьмите Декарта, Канта, Гегеля – у них полно содержания вне и до науки, есть над чем поразмыслить, есть философия. А материализм без науки исчерпывается фразами типа «всё данное нам есть материя, а материя есть всё, что нам дано». Материализм – это приживальщик науки, не имеющий никаких собственных идей, питающийся крошками с ее стола, и поэтому обреченный повторять за ней все, что бы она ни сказала.

Истина и истинность

Итак, прикрепление ярлычка «истина» к высказыванию происходит в момент изменения Понимания, когда скачок Понимания связывается нами с осознанием истинности некоего высказывания. Под истинностью здесь понимается простое совпадение высказываний: тождественность изреченной мысли неким внешним высказываниям, либо совпадение услышанной (прочитанной) мысли с собственным, порой еще смутно сформулированным суждением. То есть Истина как внутреннее состояние человека может быть связана с истинностью высказывания лишь эмоционально: ощущение Истины, вызванное движением индивидуального Понимания в момент восприятия тождества высказываний, непроизвольно переносится и на сами высказывания, которые воспринимаются человеком как «истины». (Болдачев А. Истина)

  1. Истинность релятивна

  2. Истинность устанавливается принадлежностью к тому или иному логическом у миру

  3. Внутри каждого мира свои механизмы (правила) установления истинности

  4. Все возможные правила сводятся к сопоставлению предложений внутри этого мира

  5. Существующие теории истинности следует трактовать как частные методы установления истинности предложений внутри логических миров.

(Болдачев. Многомировая теория истинности)



Сознание и тело

15

Существование сознания

В некоторой степени можно понять тех, кто утверждает, что сознание – это иллюзия. Действительно, такого предмета, такого объекта, на который можно было бы указать пальцем, перечислить его приметы-признаки и назвать словом «сознание» – нет. Все, чему мы можем приписать атрибуты, все, что имеет форму, все, что можно выделить, различить на фоне других различенных объектов, – все дано в сознании. А сознание в сознании не дано.  И если говорить, что все существующее существует в сознании, то сознание не существует. Когда мы говорим, что потеряли сознание, то имеем в виду, что на какое-то время пропали все ощущения, восприятия всего – домов, деревьев, неба, наших мыслей, исчезла всякая данность. А при возвращении в сознание – все это, весь окружающий и «внутренний» мир, появляется снова. Но среди пропавшего и вновь обретенного нет сознания, как нечто стоящего между деревом и домом или данного нам в виде отдельной мысли или эмоции. В этом случае под сознанием следует понимать саму возможность этой данности, условие реализации этой данности или целую картинку, «пространство», в котором мы различаем все различенное. И в этом значении сознание, конечно же, есть. Но не существует в том смысле, в котором существуют деревья, дома и мысли. (Здесь я предлагаю разделять понятия «есть» и «существует»: сознание есть, как то, что мы можем обсуждать, но сознание не существует, как некоторая конечная данность, различенная от других данностей).

Свойства, функции сознания

Очевидно, что при понимании сознания как пространства, условия данности объектов, как развернутой перцептивной картинки, как кино, перманентно прокручиваемое субъекту, -так вот, так трактуемое сознания не может быть феноменом и обладать какими-то свойствами и функциями.  По сути, свойства и функции – это то, с помощью чего мы описываем феномены, данные нам в сознании, с помощью чего мы различаем дома, деревья, мысли. Следовательно, любая попытка приписать сознанию некое свойство или функцию означала бы постановку его в один ряд с другими феноменами – у нас появилась бы возможность обсуждать, выше дерева сознание или ниже, круглое оно или синее, содержательнее ли такой-то мысли или ярче ли такой-то эмоции. Но поскольку сознание не существует (хотя и есть), поскольку оно не объект, то о том, что оно есть, мы можем судить лишь по фиксации в нем объектов. Сознание есть, пока в нем хоть что-то существует. И любое свойство или функция, которые мы попытаемся приписать сознанию, неизменно окажется свойством или функцией некого объекта данного в сознании.

Каков онтологический статус сознания?

При первичном разделении мира на онтологические элементы «субъект» и «объект»  –  на то, кому дан мир, и  то, что дано, – становится очевидным, что сознание не есть объект. Но оно не есть и субъект. Корректным разрешением этой проблемы может быть утверждение: сознание – это целостность, целокупность объектов, данных субъекту. Объекты даны субъекту в сознании. Сознание можно представить как пространство, в котором субъект занимает центральное место, является началом системы отсчета, а все объекты даны субъекту в этом пространстве, существуют в этом пространстве. Поэтому у сознания есть только две определенности: (1) оно привязано к субъекту, оно всегда есть сознание некого субъекта, и (2) наличие сознания фиксируется только по данности в нем объектов, оно характеризуется как сознание множеством существующих в нем объектов.

Так что можно констатировать, что сознание обладает особым онтологическим статусом, который вторичен относительно субъекта и объектов, но неразрывно с ними связан как форма/способ данности объектов субъекту. И строгий ответ на вопрос об онтологическом статусе сознания должен звучать так: сознание есть тотальность отношения субъекта и всех данных ему объектов.

Из такого понимания онтологического статуса сознания автоматически следуют уже ранее полученные выводы. Сознание как не объект не может обладать свойствами, атрибутами, состояниями, а также само не может быть свойством или состоянием какого-либо объекта. Единственное, что может задавать какую-то определенность сознания, его уровень, – это множество данных в нем объектов и их характеристики.

Проблема «сознание – тело»

Чтобы структурировать анализ проблемы «сознание – тело», воспользуется семью вопросами, которые сформулировал Вадим Васильев в своей книге «Сознание и вещи»: «1) Является ли сознание физическим? 2) Порождает ли мозг сознание, и если он действительно порождает его, то 3) каким образом? 4) Супервентно ли сознание на мозге? 5) Может ли сознание каузальным образом влиять на самого себя? 6) Влияет ли сознание на поведение? 7) Почему функционирование мозга сопровождается сознанием?».

Далее даны короткие, предельно формальные, без развернутых объяснений, ответы, которые следует воспринимать как декларацию еще одного подхода к решению проблемы сознания, который предварительно можно назвать имманентным.

Является ли сознание физическим?

Сознание не является ни физическим, ни химическим, ни физиологическим, ни психическим, ни когнитивным, ни духовным – оно вообще не «является», то есть оно не феномен и вообще не существует. Все, что существует, от физического до духовного, существует в сознании. Что это означает? Как это понимать, исходя из нашего опыта? Все просто: какой бы феномен мы ни выделили, какое бы свойство ни рассмотрели, какое бы событие ни зафиксировали – это не будет ни само сознание, ни его свойство, ни его событие. Каждый раз мы будем натыкаться на физические, химические, физиологические, когнитивные, духовные феномены, свойства, события – и только. А где же сознание? А сознание и есть то, где нам даны эти феномены, свойства, события. Таков онтологический статус сознания – оно есть форма отношения нас и объектов.

Влияет ли сознание на поведение?

Понятие влияние подразумевает наличие двух объектов и отражает зависимость состояния одного от изменения состояния другого. Но, поскольку сознание не объект, поскольку у него нет ни свойств, ни качеств, ни структуры, ни функциональности, оно принципиально не может ни на что влиять. Все влияния фиксируются нами в сознании, и ситуация влияния сознания на какой-либо объект онтологически невозможна. И понятно, что, если мы начнем перечислять все возможные варианты влияния на поведение человека,  то есть влияния на его физическое положение в пространстве, на психические реакции (эмоции и чувства), на мыслительную деятельность, то каждый раз будем иметь дело с влиянием какого-то конкретного объекта, обладающего  одним из онтологических статусов, от физического до духовного. И сознания среди этих влияющих объектов быть не может. Да и просто давайте представим: вот перед нами текущее множество объектов, данных нам сознании, включая мысли, эмоции, воления. Каким образом «пространство», в котором даны нам эти объекты, то есть форма/способ их данности, может влиять на что-то?

Здесь мы фактически  имеем дело с некорректно поставленным вопросом. Скорее всего поднималась проблема влияния друг на друга объектов разного онтологического статуса/уровня? Может ли психика влиять на физиологические процессы? Влияет ли мышление на психическое поведение и ту же физиологию? Обладает ли каузальной активностью воля? Ведь понятно, что все перечисленное – физиология, психика, когнитивная система, воля – это не про сознание; все эти системы (или, как их иногда называют, тела) даны в сознании и, безусловно, оказывают друг на друга влияние, находятся в каузальных отношениях. Но это отдельная проблема.

Ответ на предыдущий вопрос автоматически проясняет и последующий: «Может ли сознание каузальным образом влиять на самого себя?». Конечно, нет. Все каузальные связи реализуются только и исключительно между объектами, данными в сознании.  Сознание по своему онтологическому статусу – как не-объект – не может ни на что влиять. Ну а сам вопрос, конечно же, подразумевал другое: возможны ли каузальные связи между психикой и мышлением? Положительный ответ был дан выше.

Порождает ли мозг сознание?

И опять, если исходить из формального определения сознания, то ответ очевиден: объект может породить только объект, или, наоборот, сознание, как не-объект, не может  быть продуктом объекта. То есть сознание как нечто онтологически фундаментальное наравне с субъектом и объектом, как форма исходного отношения субъекта и объекта не может быть порождено системой объектов, которой и является мозг. Да, мозг может порождать объекты в сознании – чем, он, по сути, и занимается – но не само сознание. И тут мы опять автоматически получаем ответ (хотя и предварительный) на следующий вопрос: «супервентно ли сознание на мозге?». Сознание как таковое, конечно, нет. А вот объекты в сознании, безусловно, находятся в отношениях корреляции с нейронными процессами.

Почему функционирование мозга сопровождается сознанием?

Получается так, что только этот (последний из семи) вопрос имеет прямое отношение к проблеме сознания. По сути, он озвучивает так называемую трудную проблему сознания, сформулированную Чалмерсом: почему мы не живем в темноте? Конечно, и на этот вопрос можно получить формальный ответ: да потому, что субъект является субъектом только в собственном мире объектов, и данность этих объектов подразумевает наличие пространства/формы/способа их данности – сознания. Но если формальные ответы на предыдущие вопросы просто отсылали нас к другим вопросам, к другим проблемам типа анализа каузальных отношений между объектами различных онтологических уровней, то в этом случае формальный ответ только обостряет проблему, возвращает нас к основаниям онтологии, заставляет задуматься об исходной природе субъект-объектных отношений. Но это уже отдельная проблема.

В итоге мы получили, что проблема «сознание – тело», анализируемая с позиции трактовки сознания как формы/способа данности объектов субъекту, как прокручиваемого ему фильма,  как перцептивной картинки сводится только и исключительно к трудной проблеме сознания, сформулированной Чалмерсом. Все остальные вопросы, предлагаемые как связанные с проблемой  «сознание – тело», либо не имеют никакого смысла в рамках исходного определения сознания, либо отсылают нас к проблемам отношения объектов (систем объектов) разных онтологических уровней или, в другой терминологии, к каузальным отношениям между различными телами биологического организма.


Панпсихизм или как Дэвид Чалмерс объяснял нам сознание

«Вторая безумная идея: сознание [consciousness] универсально. Любая система в какой-то степени обладает сознанием. Такое видение иногда называют панпсихизмом: «пан» значит «всё», «психо» [psych] — «разум» [mind]. Все системы обладают сознанием: не только люди, собаки, мыши, мухи, но даже микробы Роба Найта, элементарные частицы. Даже у фотона есть сознание [consciousness], в какой-то степени. Идея не в том, что у фотонов есть интеллект [intelligence] или мышление [thinking]. … Возможно, у фотонов есть некий элемент примитивного субъективного ощущения [subjective feeling], некий примитивный предшественник сознания.».

David Chalmers. Как объяснить сознание? TED 2014, Translated by Alla Dunaeva

23

Этот короткий фрагмент выступления Чалмерса на конференции TED предельно ярко демонстрирует терминологическую неразбериху, творящуюся в аналитической философии сознания. О чем нам рассказывает Чалмерс? О сознании. И ранее по ходу выступления своим коронным вопросом и пояснением про кино Чалмерс объясняет нам, в каком значении, он использует термин «сознание»: «Почему все физические процессы в мозге должны в принципе сопровождаться сознанием? Почему там всегда прокручивается это внутреннее субъективное кино?». И история с фотоном, у которого «есть некий элемент примитивного субъективного ощущения [subjective feeling]», подтверждает, что под словом «сознание» Чалмерс подразумевает именно наш субъективный опыт, картинку восприятия, фильм, непрерывно прокручиваемый перед нами, когда мы пребываем в этом самом сознании.  И вдруг бац! – панпсихизм. А через слово – второй удар: «психо» [psyche] трактуется как «разум» [mind]. И здесь нет ошибки переводчицы, сам Чалмерс,  поясняя использование слова «mind», употребляет термины «интеллект» и «мышление», то есть он сознательно связывает psyche с mind в значении «разум».


Итак, в одном коротком фрагменте в одну корзину были свалены  три разных понятия: «сознание» (субъективный опыт, перцептивная данность, картинка/фильм восприятия), «психика» (чувства, эмоции, память) и «разум» (интеллект, мышление, когнитивные способности). И я предлагаю попробовать разобраться, действительно ли мы различаем эти понятия?


Начнем с психики. Расхождения, которые наблюдаются при сравнении разных энциклопедических определений психики, связаны в основном с ответом на вопрос: признавать ли наличие психики у животных или таковая есть только у человека? Но в целом все сходятся в том, что психика – это про чувства, эмоции, память, про несводимые к физиологическим актам реакции живых организмов, обеспечивающие их адаптивное поведение в среде и в общении с сородичами. То есть мы однозначно отличаем психику от физиологии, мыслим ее как некую эволюционную надстройку над физиологией. И при обсуждении слов Чалмерса важно заметить, что анализировать психику, психические реакции, психическое поведение можно без обращения к сознанию, трактуемому как субъективный опыт, перцептивная данность. Мы вполне формально фиксируем психические состояния как людей, так и животных – они испытывают радость, боль, страх – совершенно безотносительно ответа на вопрос: а сопровождаются ли эти реакции субъективным опытом, какой-то внутренней перцептивной данностью, прокруткой киноленты под названием «сознание»? Я не утверждаю, что психика и сознание никак не связаны, а лишь констатирую, что мы можем выявлять и анализировать психическое поведение вне и до решения проблемы субъективного опыта, а значит, «психика» (чувства, эмоции, память) и «сознание» (субъективный опыт) – это разные, несводимые друг к другу понятия.


Теперь давайте  поговорим о разуме – интеллекте, мышлении, когнитивной системе. Можем мы представить себе биологический организм, обладающий психикой, но не наделенный разумом? Запросто. По сути, именно разумность и отличает людей (не как представителей биологического вида Homo Sapiens, а как элементов социума) от животных, хотя и первые, и вторые наделены психикой (эмоциями, чувствами). Когнитивную систему, мышление, разумность следует представлять как надстройку над психикой – так же, как мы представляли и саму психику по отношению к физиологии. Мышление принципиально отличается от психической активности человека, оно направлено не столько на непосредственную реакцию организма на внешние воздействия, сколько на анализ этой реакции и прогнозирование будущей деятельности. Ну и попросту говоря, мы же различаем ситуации, когда некто спокойно решает интеллектуальную задачу, мыслит и когда он же бьет посуду, повинуясь своим психическим реакциям (эмоциям, чувствам), потеряв всякий рассудок.  Следовательно, с одной стороны, мышление не только возможно без участия психики, но и необходимо требует ее подавления, а с другой – сама психика ничуть не нуждается в каком-либо мышлении. То есть перед нами два самостоятельных понятия.  И тут же мы замечаем, что обсуждение разумности, как и обсуждение психической активности, не требует обязательного обращения к проблеме сознания: наличие когнитивной деятельности фиксируется независимо от представления ее в сознании. Да, конечно, мысли, как и эмоции и чувства, даны нам в сознательном опыте, представлены в «субъективном кино», но эта представленность в сознании результатов работы психики и разума не дает нам права отождествлять их с сознанием.


Подведем итоги нашего опыта различения понятий. Прежде всего, мы выяснили, что биологические  организмы, по крайней мере имеющие явно выраженную нервную систему, обладают психикой – механизмом регуляции отношения их физиологических тел со средой посредством чувств и эмоций (страха, боли, наслаждения и пр.). Человек же, как сугубо социальное животное, поверх/сверх психики наделен еще и разумом (мышлением), то есть когнитивной системой автономного планирования поведения. Следовательно, обсуждая совокупную деятельность человека, мы должны однозначно различать уровни этой деятельности, то есть не смешивать такие понятия, как «физиология», «психика», «разум». И еще мы пришли к важному выводу, что ни одно из этих трех понятий нельзя отождествлять с сознанием, понимаемым как субъективный опыт, перцептивная данность, как фильм, показываемый тому, кто наделен сознанием и находится в сознании. Все три перечисленных уровня организации человека имеют одинаковое отношение к сознанию: физиологическая, психическая и разумная деятельности, а точнее, результаты этих деятельностей – движения, эмоции, мысли – демонстрируются субъекту в его субъективном кино. Следовательно, трудную проблему сознания, сформулированную Чалмерсом в виде вопросов «Почему все физические процессы в мозге должны в принципе сопровождаться сознанием? Почему там всегда прокручивается это внутреннее субъективное кино?», необходимо уточнить. Строго она должна звучать так: почему физиологическая, психическая и разумная деятельности сопровождаются сознанием? Почему результаты этих деятельностей, накладываясь на перцептивную картинку среды, прокручиваются человеку в виде субъективного кино? После такой переформулировки уже невозможно произнести слово «панпсихизм», да еще подразумевая под «психизмом» разум и задаваясь вопросом о наличии интеллекта у фотонов. То есть Чалмерс у нас на глазах легким движением руки произвел подмену понятий: обещая рассказать о сознании (однозначно зафиксировав, какое понятие он обозначает этим словом), он почему-то стал говорить о психике, попутно смешав ее с разумом. Получилось так, что пытаясь ввести представление об универсальности сознания, Чалмерс сделал перескок и стал наделять элементарные частицы и микробы психикой и мышлением, хотя, согласно его же определению сознания, это три большие разницы (сознание, психика, мышление).


Итак, чтобы корректно обсуждать проблему сознания, надо изначально и строго отделить ее от вопросов, касающихся психики и мышления живых организмов. С одной стороны, перед нами организменные системы – психическая и когнитивная, – однозначно различаемые друг от друга по результатам их функционирования, а с другой – данность этих результатов (чувств, мыслей) в сознании наравне с другими объектами перцептивной картинки. То есть, ставя проблему универсальности сознания, надо обсуждать универсальность именно этой данности, а не наличие у бактерий и элементарных частиц психической и когнитивной систем, присущих сложным биологическим организмам. Проблема универсальности сознания должна формулироваться в виде вопроса: дан ли мир и собственное функционирование электрону или микробу, как даны человеку мир и результаты деятельности его психики и мышления? Можно ли эту данность, если она есть, называть сознанием? А задавать вопрос «есть ли мышление у амебы» столь же нелепо, как спрашивать «а протекают ли в электроне химические реакции?»



Финита ля история

Оригинал взят у artem_kazhdy в Выпустили футурологический сборник про сингулярность.

Силами идейного вдохновителя и организатора российской Ассоциации футурологов Константина Фрумкина составлен, а теперь еще и выпущен в продажу сборник со скромным названием "Сингулярность. Образы "постчеловечества"". Статьи подбирались не по темплану, а по авторам, так что охват тем и концепций там должен быть ого-го.



Содержание
Часть 1. Сингулярность: разрыв в развитие цивилизации

  • Александр Болдачев. Финита ля история - политико-культурно-экономическая сингулярность как абсолютный кризис цивилизации

  • Андрей Мирошниченко. Череда сингулярностей. Этика сверхличности и Сингулярность-2

  • Сергей Кричевский. Живое универсальное разумное существо: гипотеза пост-постчеловеческого будущего

Часть 2. Футурология информационного общества

  • Алексей Скаленко. Глобальная трансинформационная сущность цивилизационного процесса

  • Андрей Мирошниченко. Освобождение авторства. Адаптемы медиа

  • Константин Фрумкин. Комментированная реальность

  • Юрий Визильтер. Закат буквы, или Несколько гипотез о бытовании литературы и поэзии в постписьменную эпоху

Часть 3. Социология будущего

  • Александр Шубин. Путь информалиата

  • Игорь Эйдман. Контуры нового общества

  • Константин Фрумкин. Куда эволюционирует мораль

  • Юрий Шушкевин. Генеалогия нового неба. Реконструкция прошлого может стать основной задачей будущих поколений

Часть 4. Футурология: метод и контекст

  • Станислав Бескаравайный. Прогнозирование развитие техники

  • Антон Первушин. Сумма космонавтики. Взгляд Станислава Лема на будущее космической экспансии

Примечания

Купить в Лабиринте
Константин говорит, что в Московском доме книги уже есть.